June 26th, 2018

Сагайдачный

В октябре 1618-го московское войско "в великом ужасе" отступило к своей столице и закрылось в ней.
С кремлевских стен стрелки и горожане со страхом смотрели, как по Арбату к Москве подходят запорожцы гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного.


В Московском царстве в конце XVI ст. угасла династия Рюриковичей. Вскоре страну охватила гражданская война — Смута. Чтобы положить ей конец, в 1610 году боярское правительство, Семибоярщина, пригласило на престол сына короля Речи Посполитой Сигизмунда ІІІ 15-летнего короля Владислава. Тот должен был принять православие, католицизм в Московии не распространять, во всем советоваться с боярами и не карать никого без суда и следствия. Сначала Москва и другие города охотно присягали новому царю. Присягнул ему и 14-летний боярский сын Михаил Романов. С именем Владислава даже начали чеканить монету.

Но фанатичный католик Сигизмунд ІІІ не хотел, чтобы сын принимал православие. Да и волновался: московиты перед тем убили двух царей, а еще одного сослали в монастырь.
Поэтому в Москву польский гарнизон вошел без нового царя. В стране разгорелось восстание. Народное ополчение, собранное князем Дмитрием Пожарским и нижнегородским купцом Козьмой Мининым, в 1612 году положило конец польско-литовскому господству. Вскоре на земском соборе на трон избрали 16-летнего Михаила Романова — родоначальника будущей династии Романовых.


— Миша Романов молод, умом не дошел, и нам не поваден будет, — решили бояре.

Новая власть сразу принялась выбивать налоги из разоренной страны. Недовольством по этому поводу и решил воспользоваться Владислав. Повзрослев, он решил побороться за московский престол. В 1616-м он манифестом призвал московитов "бить ему челом и покориться, как законному государю". Владислав напоминал, что и Михаил Романов присягал ему, и заверял, что при его власти всем жить станет лучше.

В конце 1617 года король отправляется силой захватить московский престол. Но дела у него сразу пошли не слишком хорошо: недоставало денег, даром войско не хотело воевать, а среди потенциальных подданных оказалось мало его сторонников. Владислав не смог взять Можайск — крепость, которая прикрывала путь на Москву. Весной 1618-го он обращается за помощью к казацкому гетману Петру Конашевичу-Сагайдачному. Тот согласился помочь королю, как законному претенденту на московский престол. И летом 1618 года 20-тысячное казацкое войско двинулось на Москву.

"Запорогов" московские летописцы называют "змии лютыи и волцы хищницы", которые еще более жестоки, чем татары. Вот как отображено в летописи взятия города Ливны: "А пришол он, пан Саадачной, с черкасы... и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинно, и много православных христиан поруганья учинил и храмы Божия осквернил и разорил и домы все християнские пограбил и многих жен и детей в плен поимал".

Крепость Елец гетман взял хитростью, имитировал отступление. Местный воевода ринулся вдогонку — " со всеми людьми из города вышел" — и попал в устроенную казаками засаду. Здесь они захватили татарское посольство, которое возвращалось в Крым с большими деньгами.

В походе прославился будущий гетман, а потом и полковник Михаил Дорошенко. Во главе авангардного отряда — как в народной песне: "попереду Дорошенко, а позаду — Сагайдачний" — он взял города Лебедянь, Данков, Епифань, Скопин и Ряжск.

Вскоре запорожцы форсировали Оку, взяли города Каширу, Касимов и Романов. Сагайдачный лично одолел в поединке воеводу Бутурлина. Тогда-то на остальных предводителей московского войска " напал ужас большой" и они отступили за кремлевские стены.

Под Москвой запорожцы соединились с 14-тысячным войском короля.
Гетман передал ему пленных воевод, а взамен получил флаг и булаву. Штурм города должен был состояться 12 октября утром. Но польские саперы не сумели взорвать стену. Поэтому казаки уклонись от участия в битве. Вскоре Владислав и Сагайдачный отступили от Москвы. Запорожцы взяли посады вокруг Серпухова. А в околицах Калуги свирепствовали так, что и через 10 лет там на месте восьми сел оставались лишь пожарища. Это была такая себе "операция по принуждению к миру" московитов.


Пограничный Курск на обратном пути гетман трогать не стал — "присылал от себя дву человека: обявляя, аки он града Курска, уезду и в нем живущим воинству своему заповеда ни единого зла сотворяти". В 1620-м от имени Войска Запорожского отправил посольство в Москву и предложил Михаилу Романову "служить напротив всяких его царского величества неприятелей". Тот поблагодарил, выделил "300 рублев легкого жалования", а от услуг отказался — мол, ни с кем воевать не собирается.

В 1621 году гетман Сагайдачный был смертельно ранен в победной для него битве с турками под Хотином. В панегирике "На жалобний погреб зацнего рицера Петра Конашевича-Сагайдачного" ректор киевской братской школы Касиян Сакович среди прочего отметил:

Полуночниі тиж краї будуть памятати

Долго єго мужество, бо ся ім дал знати.

Великого звіжества там доказуючи,

Мєста і городи іх моцниє псуючи.

В фильме "1612", запорожцы изображены полицаями при "тогдашних натовцах")))

Советская историография обходила вниманием московский поход Сагайдачного. Потому что это событие не вписывалось в концепцию "вековечного стремления украинского народа к воссоединению с российским".

Современные российские историки по большей части интерпретируют поход как провальный, потому что, мол, Москву и некоторые мощные крепости казаки не взяли. Впрочем, Сагайдачный и не ставил целью положить казаков под стенами Кремля за царя Владислава Жигимонтовича. Казаки взяли хорошие трофеи — согласно тогдашней военной логике более чем достаточные, чтобы считать поход удачным.

Гетман никогда не напивался пьяным

Петр Конашевич-Сагайдачный (ок. 1570–1622) происходил из благородного православного рода из-под Самбора (теперь Львовщина). Получил образование в Острожский академии. Запорожским гетманом стал в 1600-м. Современники о нем писали, что "сызмальства приучился натягивать лук, оружия и коня из рук не выпускал, с ненастьем бороться выносливостью; легко переносить все тяготы, голод, труд, не бояться врага и в опасности проявлять мужество". Гетман держал войско в дисциплине — сам обходил часовых. Мало спал, и, отмечают очевидцы, никогда не напивался пьяным, как это водилось среди казаков. Также отмечают, что был он "скупым на слова" — то есть молчаливым. Хотя, при необходимости, мог произнести речь.




Дмитрий ШУРХАЛО