January 16th, 2016

Нефть уже по $26: это не кризис, это – П-Ц

Оригинал взят у uorvik

Зомбоящик буквально на днях резко сменил генеральную линию по зомбированию масс. Еще на неделе пропаганда убеждала нас, что никакого экономического кризиса в стране нет. Самое большее, говорилось о «кризисных явлениях в отдельных секторах экономики», причем говорилось  с таким оптимизмом, как будто речь о легком насморке, который сам пройдет. Collapse )

ДОРОГА В РАБСТВО: КАК СОВЕТСКУЮ СИСТЕМУ ЭКСПОРТИРОВАЛИ В ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ

Оригинал взят у uorvik
Фото David Jewberg.
Со школьных лет мы привыкли думать, что 70 лет назад жители стран Восточной Европы с восторгом встретили советскую армию-освободительницу и, скинув фашистские оковы, отбросив националистические заблуждения, мелкособственнические инстинкты, выветрив из голов религиозный дурман, радостно приступили к строительству социализма. Как было на самом деле, рассказывает Энн Эпплбаум в книге «Железный занавес. Подавление Восточной Европы (1944–1956)».

Советский политический режим почти за три десятилетия добился совершенства в методах и техниках тоталитарного контроля населения. Институты, автономные от власти, были в СССР упразднены, уступив место единой идеологии, одной образовательной системе, централизованной экономике. По окончании Второй мировой войны эти методы управления были с успехом экспортированы в восемь европейских стран, попавших в зону советского контроля.
В отличие от стран Балтии они не расстались с условным суверенитетом, но были вынуждены воспроизвести у себя сталинскую систему. Это далось непросто: становление тоталитаризма потребовало ликвидации, выжигания всех независимых от власти элементов — бизнеса, церкви, общественных организаций, насаждения единого образа мыслей. Кстати, за прошедшие с тех пор 70 лет представления власти о том, как должно быть устроено общество, изменились не радикально.

Collapse )

Ошибка кацапского эмигранта

Оригинал взят у horoshiyblog
http://obozrevatel.com/blogs/32865-oshibka-emigranta.htm

Кацапы, которые едут в Украину, чтобы спрятаться от собственного режима, нередко попадают в одну и ту же ловушку. Они по инерции продолжают думать, что они дома. И что им нужно этот самый дом как-то обустраивать.

Это почти что хрестоматийная история. Сперва из рашки приезжает политический активист: ходит на телеканалы, жалуется на Кремль, обличает Путина. А затем, помаявшись от безделья несколько месяцев он, заскучав, начинает говорить разное. Например, выяснять: "на" или "в". "Украина" или "Окраина". Наступать на мозоли и сыпать соль на царапины. Давать советы стране и людям, которые в ней живут, пишет Павел Казарин для "Крым. Реалии".

Проблема только в том, что этих советов никто не просил. И выглядят они особенно бесцеремонно. Если бы в качестве новой родины была выбрана Португалия – модель поведения эмигранта наверняка бы отличалась. Но в том и особенность Украины, что по внешним признакам – начиная с архитектуры городов и заканчивая выражениями лиц – она порой довольно сильно напоминает засРашку. Вот, наверное, кто-то из приезжих и путает. А, перепутав, решает, что призвание Украины – стать "лучшей россией". И что его собственная роль в этом процессе – всеми силами помогать Киеву переродиться в ту самую "Better Russia".

И то, что из засРашки в Украину приезжают люди либеральных взглядов, ничего не меняет.

Дело в том, что в Кацапии есть два подхода к Украине. Один – это прокремлевский, в рамках которого независимая Украина возможна лишь в формате УССР. То есть подконтрольная, послушная и полностью в фарватере. Чтобы князь Владимир, Богдан Хмельницкий, песни протяжные, фрикативное "г", кухня сытная, хитреца и шароварное добродушие.

Другой подход – либеральный. В нем Украина – это эдакий демократический Ноев ковчег, в котором ни эллина, ни иудея, а только лишь либерализм, свободные выборы и полный отказ от коллективных идентичностей. В обмен на это Украине сулят приток мозгов, капиталов и сто тысяч лет беззаботного счастья. И Украина в этот момент старательно подыскивает эвфемизм, который избавил бы ее от необходимости ругаться вслух.
Потому что Украина не пытается стать "лучшей россией" – она пытается стать Украиной. Она не собирается подстраиваться под эмиграцию – потому что считает, что адаптироваться должен переезжающий.

Не надо разговоров про братские народы. Украинцы и россияне –
не братские народы.

Украина вполне может быть укрытием для тех, кто готов убежать из Кацапии и от Кацапии. Но гостевой статус дает не только права – он вдобавок накладывает еще и ограничения. Те самые, которыми мы себя сковываем, приезжая в гости к друзьям в другую страну.

Главное не забывать о том, что Украина – это другая страна.