August 29th, 2014

82% - это равнодушные

Дмитрий Чернышев
В Советском Союзе за нерушимый блок коммунистов и беспартийных голосовали 99,7%.
И тем не менее страна рухнула, потому что была построена на тотальной лжи. Никто не захотел ее защищать.
Вся современная власть построена на подлости. Все делается гаденько и исподтишка. Подлое телевидение готовит подлые репортажи. Принимаются подлые законы типа закона "Димы Яковлева".
Сейчас идет подлая война.

В 1994 году был штурм Грозного, организованный нашими спецслужбами и чеченской оппозицией. Эфэсбешники вербовали танковые экипажи. А после провала Россия отказалась признавать пленных танкистов. Их назвали "вольнонаемными специалистами, зарабатывающих таким способом на свой страх и риск". Подло предали. Министр обороны Павел Грачев заявил, что "если бы воевала российская армия, то, по крайней мере, одним парашютно-десантным полком можно было бы в течение двух часов решить все вопросы". via
Сегодня это же происходит в Украине. Россия ведет подлую войну. И подло втихую хоронит наших погибших солдат из псковской дивизии. А тех, кто пытается рассказать об этом, объявляют предателям: "Поведение СМИ - это предательство! Пока Министерство обороны не решило, не нужно совать свой нос куда не просят!" via
В 1993 году Россия отправила гуманитарный конвой в Ткварчели (конвоем тогда руководил полковник Сергей Шойгу). И после этого началось наступление абхазской стороны. После гуманитарного конвоя в Украину началось наступление на Новоазовск. Лавров обещает, что второй гуманитарный конвой на Украину не будет последним - Россия и впредь будет оказывать оказывать помощь жителям Донбасса. via
Только вы напрасно думаете, что 82% - это за Путина. 82% - это равнодушные. Это люди, которые будут повторять то, что им скажет телевизор. Стабильность - хорошо, нестабильность - хорошо. Нет никаких доказательств войны с Украиной - хорошо (мы мирные люди), есть доказательства войны с Украиной - хорошо (давно пора навести там порядок). Олимпиада в Сочи - хорошо (надо улучшить наш имидж), война после нее - хорошо (черт с ним с имиджем, пусть боятся). На два года заморожены пенсионные накопления - хорошо (да разве это деньги). 50 миллиардов долларов, которые нужно будет заплатить России за ЮКОС - хорошо (да разве это деньги).
А 18% - это очень много. Потому, что это неравнодушные. И это люди, которые не боятся идти против мнения пассивного большинства. Нам пора объединяться. Власть понимает только силу. Власть боится националистов, футбольных фанатов и кавказцев потому, что они хорошо организованы. Нужно объединяться и нормальным людям, которые не хотят войны, не хотят санкций, не хотят власти подлецов и бездарностей.

Наука посылать на три буквы

Оригинал взят у avmalgin в Наука посылать на три буквы
Из интервью с Владимиром Буковским:

- Владимир Константинович, мы с вами говорим как раз в тот момент, когда Петр Порошенко встречается в Минске с Владимиром Путиным. Тоталитарная система, которая давила вас, сейчас давит нас. Меркель просит учитывать интересы России, Россия бесконечно шлет боевиков и танки. Скажите, как лучше: сцепить зубы, уступать и мириться с Путиным или как?

- Уступать никак нельзя и мириться не надо. Пока враг на твоей территории, переговоры вести нельзя. Это - де факто признавать поражение. Я понимаю, приходится уступать давлению Меркель и прочих людей, ничего не понимающих. Они думают, что они миротворцы, а на самом деле они очень вредят вам. На самом деле Путин наполовину выиграл, раз вы ведете с ним переговоры. А Меркель ничего не понимает, что с нее взять? Она в ГДР у Хоннекера заведовала комсомолом. Она - конформист по натуре.
Что в таких случаях делать? Я даже думал на Западе открыть курсы: обучать людей, как посылать. У нас в России есть простой ответ на такие ситуации: «Иди ты по известному адресу». Это курсы в первую очередь для политиков. Мы в свое время с моим другом диссидентом Эдиком Кузнецовым часа два учили этому нынешнего премьер-министра Израиля Натаньяху. Учили его, как обращаться с Америкой, когда она начинает давить, чтобы ты в кавычках возобновил мирный процесс. У них это так называется. Все, что происходит в Израиле с 1948 года все – «мирный процесс». И вот мы, два старых зэка объясняли Натаньяху на пальцах, как надо посылать. И он усвоил, и как мне показалось, в какой-то момент использовал эту науку, разговаривая с Обамой. Мы ему объясняли: к тебе после этого начнут лучше относиться, это тебя со Штатами не поссорит. Так и было.
Еще я помню такую историю. В 35-ом Пермском лагере был такой межнациональный совет. И совет неофициально решал лагерные проблемы, чтобы произвола не было. И вот на совете украинцы говорят: у нас проблема, нашего пожилого интеллигентного учителя из Закарпатья все время вызывает кум (кум, это лагерный опер), а из своего кабинета посылает в карцер на пятнадцать суток. И так все время, а человек пожилой, здоровьем не блещет. Мы, говорят, не знаем, что делать. Я отвечаю, что ситуация ясна: «Кум его вербует, а он не умеет кума послать. Учитель интеллигентно говорит, ой не могу, не хочу. А тут надо четко по-русски послать, глядя в глаза». Высокий совет попросил меня все это ему объяснить. Выходит человек из карцера, я к нему подошел, мы заварили чайку, и я объяснил ему, что мне поручено научить вас, как послать кума. Учитель покраснел, говорит, мол, не могу говорить таких слов. Часа два я его учил посылать. У него даже губы не складывались для этого выражения, он знал несколько языков, а послать не мог. Но научил его. Кум его снова вызвал, учитель послал, его снова заперли в карцер. Но больше его не трогали.
Посылать - это великая наука, которую Запад никогда не освоил, имея дело с советскими. А тут нужно именно так. Потому, как КГБ – особая порода животных. Слово «нет» они не понимают, договориться с ними нельзя, на компромисс сами не идут, а компромисс противника воспринимают как слабость. И если ты не послал КГБ, значит, что ты сам себе сделал большое горе. Это значит, что они будут давить дальше, пока не завербуют. У КГБ есть только две ипостаси: или ты их враг, или ты их агент. И между этими двумя больше ничего.
Поэтому Путину надо посмотреть в глаза и сказать: «Путин, иди вот ты вот туда». И все. Я готов к Петру Алексеевичу приехать в Киев и научить посылать.


ОТСЮДА

Чад очень обеспокоен...

Оригинал взят у mayor_chistow в Чад очень обеспокоен...
Принято считать никчемной довоенную Лигу наций, которая не смогла остановить мировую войну. Но из Лиги наций хотя бы исключили СССР, как агрессора. Германия в 1933 году ушла сама. Всякие экзотические страны из жарких мест нашей планеты тогда были колониями и пустыми разговора не занимались. Работали.
Но сегодняшняя ООН давно обогнала Лигу наций по никчемности. Смотрел сегодня трансляцию. Собрались, поговорили, Нигерия с Угандой рассказали всем, что надо делать и закрыли заседание. С такой организацией большая война неизбежна. Сейчас мировое сообщество не имеет действенного инструмента по преодолению кризисных ситуаций. Пресловутое "право вето" и есть тем, что превратило ООН в пустую говорильню. Оно ее и добьет окончательно.
В условиях, когда кризис нельзя решить через воздействие мирового сообщества, его будут решать военным путем.
Дальнейший просмотр подобных телепередач считаю нецелесообразным.

Чуркина вам на ночь.

Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

Collapse )

Как это было в Иране


На снимке: ввод советских войск в Иран, 1941 г
Олег Кашин о самом крупном случае промосковского сепаратизма в ХХ веке
31 марта 1979 года, через несколько месяцев после иранской исламской революции первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Гейдар Алиев принимает в Баку делегацию Азербайджанской демократической партии из Ирана во главе с ее лидером Базаргани. Базаргани называет себя плохим азербайджанцем — он даже не знает азербайджанского (тюркского) языка, но Алиев его успокаивает: «Разве это главное? Важно чувствовать свою принадлежность к народу, хранить национальную душу. Важно, что процесс национального пробуждения в иранском Азербайджане начался». Иранские азербайджанцы спрашивают, на какую помощь они могут рассчитывать. Алиев отвечает, что надеется, «что Хомейни учтет стремление людей к национальной самостоятельности». В стенограмме встречи не написано, о чем в тот момент думал Алиев, но реконструировать его эмоции несложно. Молодым чекистом он ведь сам служил по ту сторону границы — тогда там была Демократическая республика Азербайджан Джафара Пишевари с собственной армией, азербайджанскими школами и театрами, советскими военными и невоенными консультантами, советскими военными базами и азербайджанским населением, превосходящим население советского Азербайджана. И прошло тридцать с небольшим лет, и теперь, когда шахский режим рухнул, от той республики не осталось даже одного активиста, который бы просто умел говорить по-азербайджански. Грустный спектакль — через переводчика Алиев говорит своим несостоявшимся соотечественникам, что он надеется на благоразумие Хомейни, и обе стороны делают вид, что эта надежда хоть чего-то стоит.
Жаль, что эту историю в России не преподают в школах; она слишком поучительна и, конечно, выходит далеко за пределы истории азербайджанского народа. Это наша история, советская. Еще в начале двадцатых Советская Россия и Иран заключили договор, согласно которому, если возникнет риск использования иранской территории для агрессии против России, Красная армия имеет право оккупировать Иран. Когда Гитлер напал на СССР, советская сторона этим правом воспользовалась и совместно с Великобританией заняла территорию Ирана — Советскому Союзу досталась та часть страны, которую всегда населяли местные тюрки, азербайджанцы. Советская оккупация позволила выйти из подполья азербайджанским сепаратистским партиям, в регионе установился лояльный Советскому Союзу режим во главе со старым местным коммунистом-подпольщиком Пишевари.
Судя по описаниям, это был такой маленький Советский Союз, такая же коллективизация и такая же индустриализация, такие же тюрьмы и такое же НКВД. Но шахский Иран — это ведь тоже была не совсем Швейцария, поэтому едва ли иранские азербайджанцы испытывали какой-то особенный ужас по поводу того, что к ним приехал на гастроли Гулаг. Гулаг у них и при шахе был, зато при шахе был запрещен азербайджанский язык, а при Пишевари появились азербайджанские газеты, школы и театры, и по кишлакам ездили кинопередвижки с настоящим азербайджанским кино на азербйаджанском языке, «Аршин мал алан» и «Огни Баку». Ты нищий азербайджанский крестьянин, который привык, что господа говорят по-персидски, и вдруг ты видишь кино на своем родном языке, видишь город Баку — а ты, может быть, до сих пор вообще не мог вообразить, что бывают на свете города, в которых говорят по-азербайджански. Стоит, наверное, уточнить, что я пересказываю сейчас азербайджанских, то есть не вполне беспристрастных историков, но, думаю, им стоит поверить. По крайней мере, я на месте крестьян южного Азербайджана был бы в восторге, если бы мне показали фильм «Аршин мал алан». Никогда в своей 2500-летней истории азербайджанцы северного Ирана не имели возможности пользоваться родным языком где-то кроме собственного дома, а тут вдруг такая культурная революция.
Согласно договоренностям между союзниками, советские войска должны были быть выведены из Ирана через полгода после окончания войны, если брать за отсчет капитуляцию Японии — то 2 марта 1946 года. Но Пишевари уже провозгласил республику, газета «Правда» ежедневно печатает очерки азербайджанских историков об исконных азербайджанских землях, когда-то несправедливо доставшихся Ирану. Советский Союз только что победил в крупнейшей войне, какую только можно себе представить — неужели он бросит братский народ?
И 2 марта никакого вывода войск не происходит. Иран жалуется в только что созданную ООН, советский представитель Громыко на экстренной сессии совета безопасности говорит «давайте разберемся», в столице сепаратистов Тебризе строится и уже дает продукцию трикотажная фабрика — первое в истории Южного Азербайджана промышленное предприятие, — и издается иллюстрированный журнал «Азербайджан», в котором бакинские поэты и писатели воспевают будущее национальное единство самого большого разделенного народа на среднем Востоке. Республика азербайджанцев на севере Ирана находится под защитой самой сильной страны в мире и самой большой в мире армии — разве может ей что-нибудь угрожать?
Оказывается, может. До сих пор никто не знает точно («историки спорят»), существовал ли загадочный ультиматум Трумэна, и если существовал, что в нем было сказано, но уже 20 марта 1946 года Советский Союз, который до этого категорически отказывался выводить войска, объявил о срочной эвакуации и в течение месяца вывел из Ирана весь свой «ограниченный контингент».
Но оставалась республика Пишевари, и у нее уже была своя, выученная советскими инструкторами и вооруженная советским оружием армия. Пишевари объявляет мобилизацию и готов защищаться, но Москва (точнее, Баку — указания Тебризу дает азербайджанский первый секретарь Мир Джафар Багиров) настаивает на мирном разрешении кризиса. Делегация из Тебриза едет в Тегеран и соглашается признать целостность Ирана в обмен на сохранение автономии с азербайджанским языком и на места в иранском меджлисе для азербайджанских депутатов. Но Тегеран только делает вид, что он готов даже на такие уступки. Через полгода после начала переговоров правительственные войска Ирана входят в азербайджанские районы под предлогом обеспечения безопасности на местных выборах. Армия Пишевари оказывает сопротивление, но Москва (Москва, а не Тегеран!) требует сложить оружие. Пишевари и нескольких его соратников вывозят в Баку, республика пала. Трикотажная фабрика разрушена, школы закрыты, иранская армия зачищает Тебриз, город лежит в руинах, в местной тюрьме расстреливают всех, кто участвовал в работе сепаратистских органов власти. По разным оценкам, количество убитых — от трех до тридцати тысяч человек.
Территориальная целостность Ирана восстановлена, никакой азербайджанской республики больше нет, и дальше уже начинается чистый сталинизм: Пишевари погибнет в странном ДТП по дороге из Баку в Нахичевань, его ближайший соратник азербайджанский поэт Бирия и другие лидеры просоветской партии Южного Азербайджана будут осуждены по 58-й статье советского УК и уедут в лагеря. Пройдет тридцать лет, и когда после падения иранского шаха Гейдар Алиев захочет встретиться с лидерами иранских азербайджанцев, окажется, что среди них нет ни одного, кто хотя бы знал азербайджанский язык.
Говорить о возвращении России к советским традициям давно стало общим местом; кто-то говорит об этом восторженно, кто-то возмущенно, но это даже не имеет значения. Среди всех советских традиций самая неизменная — вот это отношение Москвы к промосковским силам в кризисных регионах. От Тельмана и чехословацких коммунистов с радиостанции «Влтава» 1968 года до прибалтийских омоновцев и «комитетов национального спасения» — за всю советскую историю ни разу не было такого, чтобы Москва, помирившись с «силами реакции», позаботилась хотя бы о личной безопасности своих друзей. «Это наша традиция, и мы ее храним». И я, конечно, понимаю разницу между Тебризом и Севастополем, и между Тегераном и Киевом, но некоторая разница есть и между Советским Союзом 1946 года и Российской Федерацией 2014-го.
Кто сегодня ждет русской республики в Крыму — вспомните азербайджанскую республику в Иране, чтобы не удивляться потом, когда через тридцать лет в Москву приедет новый лидер русских Крыма и скажет «Здоровеньки булы».

http://svpressa.ru/t/82908/?fb_action_ids=10202665196445284

Ход заседания Организации Озабоченных наций

оон

Площадь, посреди которой здоровенный амбал насилует молодую девушку.
Вокруг - зрители, полицейские и судебные эксперты.


Девушка: Помогите!
1-й эксперт: Как по-вашему, коллега, он действительно совершает акт насилия?
2-й эксперт: Однозначно утверждать нельзя, но мы несомненно являемся свидетелями нарушения правовых норм.
Девушка: Помогите!
1-й эксперт: Но можем ли мы с уверенностью сказать, что он вторгся в нее своим органом?
2-й эксперт: Я бы не назвал это полномасштабным вторжением. Но определенного рода проникновение безусловно наличествует.
Девушка: Помогите!
1-й эксперт: Сударыня, прекратите орать. Ваш крик мешает работе экспертной комиссии.
Девушка: Но он же насильничает!
2-й эксперт: Это еще нужно установить. Именно для этого мы здесь.
Девушка: А мне что делать?
Амбал: Лежи тихо, сука.
1-й эксперт: Отчасти он прав - ведите себя потише. Попробуйте молча расцарапать ему спину.
Амбал: Ай! Ах ты...
2-й эксперт: В самом деле - полегче. Если у него на спине останутся
следы от ваших ногтей, дело может обернуться не в вашу пользу.
1-й эксперт: А вы не пытались как-нибудь с ним договориться?
Девушка: О чем?
1-й эксперт: Всегда есть о чем договориться. Ряд взаимных уступок...
Допустим, вы не станете ему препятствовать, а он обязуется вас
насиловать в мягкой и адекватной форме.
2-й эксперт: Вы посмотрите
на него - он же не просто амбал, он же еще и придурок. Кто знает, какая
очередная мысль придет ему в голову...
Амбал: Пасти закрыли.
2-й эксперт: Вот видите... Следует соблюдать предельную осторожность и не предпринимать необдуманных действий.
Амбал: Ай! Ах ты блядюга!..
1-й эксперт: Что там такое?
2-й эксперт: Кажется, она его снова оцарапала. Удивительная невыдержанность.
1-й эксперт (тихо): А неплохо было бы, если б она ему откусила... Ну это самое. Вы меня понимаете, коллега.
2-й (так же тихо): Да, было бы очень неплохо. Как бы ее склонить к этой форме отношений?
1-й эксперт: Не знаю. Девушка явно с характером. Да и амбал наш - вроде здоровый, а орган вяловат. Наверное, бухает много.
2-й эксперт: Так что будем делать?
1-й эксперт: Ничего. Наблюдать. Посмотрим, чем у них всё закончится. Пойдемте пообедаем?
2-й эксперт: Да, не мешало бы. (Полицейским): Не отлучайтесь. Следите, чтобы всё было в относительных пределах правовых норм.
1-й эксперт (Девушке): Не волнуйтесь, сударыня, мы не прощаемся.
(Амбалу): И вы, сударь, имейте в виду, что за вами пристально наблюдают.
Амбал: Да пошли вы... Ай! Коза драная...
2-й эксперт: Что там такое?
1-й эксперт: Ничего особенного. Она его снова оцарапала. Бойкая девушка. Ну, пойдемте обедать.

Гражданин по перепосту

Я на этой неделе дежурный по написанию комментариев, но что писать не знаю.
Честно.
Написать про то, что Россия ввела регулярные войска в Украину и там, по подсчётам Комитета солдатских матерей, воюет до 15 тыс. военнослужащих?
Бесполезно, потому что Владимир Путин не признаёт, что ввели войска. Их там нет, этих войск. И все, кто говорят, что войска есть, те лгут. Потом Путин скажет, что войска были, и ему это сойдёт. Но об этом не стоит писать, это очевидность, такое уже было.
Написать, что рейтинг Путина упал? Так он упал "аж" на три процента. И сейчас, по опросам "Левада-центра" у президента "всего" 84%, а не 87. Думаю, что если он войска даже в Вашингтон введёт, то потеряет ну, процентов 10. То есть, россиян введение 15-ти тысяч солдат на Украину вполне устраивает.
Устраивают и безымянные тайные похороны павших.
Устраивает и то, что назревает крупная война, настоящая такая, потому что захват вот этого юга Украины, он вызван уже не всякими "русскими территориями", которые нужно вернуть, а потому что сорвался туристический сезон, из-за того, что в Крым нет дороги.
Поэтому, кровопролитная война, которая безусловно будет - она будет именно во имя отдыхающих, которым должно быть удобно в следующем году поехать в Крым. Конечно, логика странная, но какая уж есть.
Ещё, после запретов продуктов для своих же россиян и начала большой войны ради отдыхающих, социологи фиксируют бешеные скачки в опросах общественного мнения. К примеру, меньше россиян стали чувствовать, что "в стране дела идут в правильном направлении" - это цитата и есть вопрос социологов.
Так вот, зафиксирован сумасшедший скачок в целых невероятных 2%!, и теперь, что "всё хорошо" чувствуют не 66%, а 64. Видимо, когда похоронки будут приходить в каждую вторую семью, то рейтинг упадёт еще сильнее - процентов на 5, а может даже 7.
Вот скажите, как об этом писать? Что тут сказать?
Только то, что курс Путина правильный, и что его россияне одобряют. Что я и фиксирую.
И войну граждане одобряют, и будущие похоронки, а они будут, эти похоронки, ведь не заставишь украинцев, ради красивого шоссе в Крым, просто так отдать треть своей страны. Они, безусловно, будут воевать, значит будут похоронки. Но россияне, ради шоссе, согласны хоронить своих детей.
Ну, что я тут могу сказать – это странно, но это правда, так показывает социология. А значит так и будет. В смысле, похоронки ради шоссе.
А еще можно было бы написать о протестах против войны.
Дмитрий Монахов пригласил в фейсбуке народ прийти на акцию протеста. Его все лайкнули, а перепостов было более двух тысяч. В результате, он на акцию пришёл один!
Понимаете, не двое даже, а один!
Просто сам пришёл, там его и повязали.
То есть, все лайкающие и делающие перепост, они, конечно, против войны, но попросили на акцию прийти других.
Все, кроме одного, оказались гражданами по перепосту. То есть, и те, кто вроде бы и против, они тоже согласны на похороны ради шоссе. Они, правда, считают, что война их не коснётся, и своих-то детей они вывезут.
Они забыли, правда, что когда идёт большая война, то мобилизация касается всех, а уклонение называется дезертирством. Особенно, если война Отечественная, а именно так она и будет названа.
Это будет Отечественная война против укрофашистов, которые против дороги для тех, кто едет из России отдыхать в Крым. Наверное, так.
В общем, писать и анализировать всё это можно, да нет смысла.
Что писать о стране, которой пришла похоронка?
Одна на всех.

28 августа 2014
Матвей Ганапольский
Российский журналист, театральный режиссёр, общественный деятель

http://obozrevatel.com/blogs/48206-grazhdanin-po-perepostu.htm

Как объявляли о начале войны.

Оригинал взят у mayor_chistow в Как объявляли о начале войны.
Объявление польского радио 1 сентября 1939 года. Когда на поляков напали они сказали следующее:



"Алло, алло, здесь Варшава и все передатчики польского радио. Сегодня утром в 5 часов 40 минут немецкие подразделения, нарушая пакт о ненападении пересекли польскую границу. Произведены бомбардировки нескольких городов. Через минуту вы услышите специальное заявление.
А все-таки война. С сегодняшнего дня разные дела и заботы уходят на дальний план. Вся наша жизнь, общественная и личная переставляется на другой путь. Мы вошли в период войны. Все усилия народа должны идти в одном направлении. Мы все - солдаты. Должны думать только об одном - бой до победы"

Поляки, знали, что надо говорить своему народу, их солдаты сражались на всех фронтах. И в конечном итоге, они были среди победителей в той войне.
Как сейчас печально слушать выступления нашего руководства...