May 13th, 2014

ЗЕлупа

Россия - худшее место для инвестиций, - международный опрос Bloomberg

Российский рынок можно назвать худшим местом для инвестиций среди восьми крупных мировых экономик.

Об этом свидетельствуют результаты опроса международных инвесторов, проведенного агентством Bloomberg, передает Цензор.НЕТ.
Такое мнение высказали 56% респондентов.
Более 70% опрошенных сказали, что экономическая ситуация в России ухудшается.

45% рекомендовали продавать российские активы на фоне действий РФ в Украине, вызвавших санкции США и Евросоюза.
75% респондентов заявили, что пессимистично оценивают последствия политики президента Владимира Путина для инвестиционного климата.

Агенство отмечает также, что у инвесторов поубавилось оптимизма в связи с событиями в Украине. Усилились опасения по поводу возможной дефляции в Европе и ряда других рисков.

Отметим, вчера глава Европейского центробанка (ЕЦБ) Марио Драги заявил, что отток капитала регулятора из России с начала украинского кризиса составил уже $220 млрд.
Эта цифра в четыре раза больше оценок нетто-оттока центробанка России в $55 млрд. за первый квартал 2014 года, но может основываться на реальных наблюдениях ЕЦБ.Источник:http://censor.net.ua/n285065Источник:http://censor.net.ua/n285065

ЗЕлупа

Высказывания против аннексии Крыма Россией караются 5 годами тюрьмы .

С 9 мая 2014 года, в Российской Федерации вступила в силу поправка в Уголовный кодекс, согласно которой в него внесена новая статья -280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации»:
1. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, -наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот часов, либо лишением свободы на срок до трех лет.
2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть "Интернет"), -наказываются обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов либо лишением свободы на срок до пяти лет.
Комментарий юриста Сергея Груздова:
Одним из правовых последствий признания Крымского полуострова частью России становится уголовная ответственность для тех, кто будет публично говорить или писать о необходимости вернуть его в состав Украины.
Российские законодатели посчитали, что «вводимые нормы позволят предупреждать возможные сепаратистские тенденции и призывы к действиям по уступке частей территории России иностранным государствам, а также пресекать распространение сведений, оправдывающих эти действия».
Правда как раз «пресекать распространение сведений, оправдывающих эти действия» анализируемая статья УК РФ вовсе не предназначена. Поскольку распространение любых сведений не наказуемо по данной статье УК.
Попробуем разобраться в составе данного преступления, в его объективной и субъективной стороне, как говорят юристы, но словами попроще.
1. Что такое «публичные призывы к осуществлению действий»?
Это устное или письменное предложение (требование), обращенное к конкретному лицу (лицам) или к неограниченному кругу лиц (например, путем размещения текста в Сети), что-то сделать или совершить.
Отметим, что «призывы» указаны во множественном числе, т. е. предусмотрен признак неоднократности публичных призывов. Как говорится — два и больше раз призвать, и обязательно со слушателем или для читателя (слушателя).
В качестве шутки (и для полной ясности) заметим, что горячая речь с призывами раздерибанить территорию вдоль и поперек, произнесенная в запертой туалетной комнате единственным находящимся там по делам человеком, преступлением не является.
2. Что такое «направленных на нарушение территориальной целостности РФ»?
Это значит, что содержание призыва является преступным, если оно (содержание) способствует последующему изменению контура границ РФ (и только РФ) на местности любым способом. Если содержание призыва подталкивает к такому изменению, обосновывает необходимость и/или возможность такого изменения.
При этом не важно, удалось ли человеку, который критикует, например, присоединение Крыма к России или призывает вернуть его Украине, побудить других граждан к действиям, которые «направлены». Если только сам по себе призыв был «направлен на ...» (и был, конечно, публичным), то признак состава преступления уже имеется.
3. Желал ли человек, публично высказавший призыв, реального нарушения целостности РФ или брякнул это, даже неоднократно, по легкомыслию — для признания его виновным не важно.
Вина будет умышленной, если только человек не докажет, что его заставили это сделать под принуждением или он был в бреду, не осознавая произносимых слов.
Однако, как же быть с дискуссиями, явно не содержащими призывов, а оперирующими категориями размышлений, сопоставлений, противопоставлений, дедукции и индукции?
Могу со всей серьезностью (и с надеждой на разум оппонентов) утверждать, что за мнение или дискуссию на тему целесообразности или законности присоединения Крыма к России привлекать к ответственности по этому закону не должны. Поскольку, если нет призывов — основного объективного признака предусмотренного данной статьей преступления, то нет и преступления.
Уголовный кодекс РФ также предусматривает наказание за призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, призывы к осуществлению экстремистской деятельности, к развязыванию агрессивной войны.
Практика по различным видам публичных призывов уже наработана российскими органами следствия и судами.
Есть постановление пленума Верховного суда РФ о практике по делам о преступлениях экстремистской направленности, которое понимает под публичными призывами выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств или Интернета) обращения к другим лицам «с целью побудить их к экстремизму».
Относительно же статьи 280.1 УК РФ можно сказать — «с целью побудить их к совершению действий по нарушению территориальной целостности Российской Федерации».
Конечно, всем понятно, что трактовка статьи 280.1 УК РФ будет зависеть от усмотрения правоохранительных органов РФ.
И, увы, всем понятно, что если с кем-то надо будет расправиться, проблем с трактовкой не возникнет.
ЗЕлупа

"Норд-Ост": 10 лет почти повсеместной лжи

Сначала - пара высказываний с телеэкрана. Накануне 10-летия этого кровавого теракта (т.е. 22.10.2012г.) по одному из вроде бы самых свободных и демократичных российских телеканалов - "Рен-ТВ" - в передаче "Военная тайна" прозвучало, что, мол, освобождение захваченных в "Норд-Осте" заложников "западные коллеги признали одной из самых высокопрофессиональных операций за всю историю"... (Правда, ни одного конкретного "западного коллеги", который бы это "признал", почему-то названо не было.)

А следующее высказывание прозвучало и затем многократно повторялось с российских телеэкранов почти 10 лет назад - вскоре после того чудовищного теракта и того ещё более чудовищного "освобождения заложников" (а повторял его весьма солидный и даже приличный на вид седой господин - бывший "замминистра МВД" Владимир Васильев, до сих пор часто мелькающий на экранах): "Ни один заложник не умер от газа, ни один!.." А умерли около полутора сотен заложников (кстати, по данным общественной организации "Норд-Ост", более 170-ти), оказывается, лишь от "переутомления", "стресса", "сердечно-сосудистых болезней" и разных прочих "хронических заболеваний"; и пущенный зачем-то "освободителями" в тот "норд-остовский" зал "совершенно безвредный" неизвестный газ не имел к их внезапной смерти, мол, совершенно никакого отношения... Причём, этот бред, этот, мягко говоря, бесстыжий поток откровенной лжи был тут же подхвачен российскими "следственными органами", до сих пор твердящими, что, мол, "нет причинно-следственной связи между применением газа и гибелью заложников"...

Однако, вопрос об этом смертельном засекреченном газе (состав которого не сообщают даже врачам, пытающимся лечить выживших заложников, многие из которых стали инвалидами) хотя бы обсуждается иногда в ряде российских (даже более-менее крупных) СМИ, - в отличие от другого, связанного с тем "норд-остовским" терактом, вопроса, на обсуждение которого уже несколько лет существует явное "табу" практически во всех СМИ России, и даже в тех, которые вроде бы считаются независимыми или даже оппозиционными. Это уже довольно давно относится, увы, даже и к "Новой газете", на страницах которой ещё в 2003-ем году (28 апреля и 22 декабря) были опубликованы две подробнейшие статьи Анны Политковской по данному, "табуированному" теперь, вопросу о причастности самой российской власти к организации "норд-остовского" теракта. В тех очень профессиональных, талантливых и по-настоящему сенсационных статьях (основанных на тщательно проверенных и подтверждённых разными источниками свидетельствах участника теракта в "Норд-Осте" и, одновременно, сотрудника российских "органов" Ханпаша Теркибаева, а также на его дальнейшей печальной судьбе) - называющихся "Кто остаётся в живых" и "Программа защиты от свидетелей", - Анна Политковская практически полностью доказала, что тот "норд-остовский" теракт был изначально организован российской властью в своих политических целях.

Теперь, отмечая 10-летие этих трагических, кровавых событий в "Норд-Осте", множество телеканалов, газет и прочих российских СМИ (не говоря уж о представителях власти) старательно делают вид, будто тех потрясающих статей Анны Политковской вообще никогда не было... Кстати, это, увы, относится даже и к не совсем российским СМИ, в частности - к радио "Свобода".

Например, вечером 22-го октября в посвящённой 10-летию "Норд-Оста" и, в общем, более-менее интересной передаче В.Кара-Мурзы "Грани времени" (с участием Дмитрия Миловидова, чья дочь погибла в "Норд-Осте") не было даже ни одного более-менее внятного намёка на участие российской власти в организации того теракта. Отдельные как бы попытки таких намёков были столь, мягко говоря, робкими, что напоминали какое-то юродствование. Например, ведущим передачи было сказано, что, мол, "некоторые даже поначалу сгоряча утверждали, что вообще там были лишь муляжи взрывных устройств".

Не знаю, каких "некоторых" имел в виду В.Кара-Мурза, но об этом - о практически совершенно очевидном отсутствии реальных и исправных взрывных устройств (во всяком случае, более-менее мощных) у тех "норд-остовских" террористов - было сказано и в тех вышеназванных публикациях Анны Политковской, и, кстати, в моей самиздатской статейке ("Трагедия "Норд-Ост". Чей сценарий?"), вышедшей ещё раньше их, т.е. в начале 2003 года, в малотиражных (тиражи - примерно по 1 тысяче экз.) самиздатских газетах "Крамола" и "Вестник "Солидарности"". Прилагаю короткий отрывок (один абзац) из той своей статьи, который касается этих "взрывных устройств", а также вышеупомянутого засекреченного смертельного газа.

"...Судя по рассказам многих бывших заложников - например, Ирины Куминовой, Андрея Ушакова и Ольги Рудаковой, выступивших по телеканалк "ТВС" 29 и 31 октября, Ольги Хухриной, выступившей 28 октября по "НТВ", и Ильи Лысака, интервью с которым напечатано в "Новой газете" за 18 ноября 2002 года, - террористы, почувствовав газ, вовсе не "вырубились", а "забегали, прижимая к лицам платки", "стали надевать респираторы" "принялись совещаться", и у них было, как минимум, от 5 до 10 минут (до начала штурма) - более чем достаточное время для нажатия кнопок взрывателей. Кроме того, по данным ряда учёных Запада - например, выступившего 27 октября по "Би-Би-Си" профессора Белфастского Королевского университета Кэвета Сэренна, - вообще не существует такого газа, которым можно мгновенно (или хотя бы за несколько секунд) отключать сознание людей (тем более - в огромном театральном здании)... Естественно, возникают следующие вопросы: почему террористы-смертники не взорвали здание с заложниками, когда почувствовали газ или когда начался штурм, и почему власти дали приказ о пуске газа и о штурме, зная, что у террористов будут многие минуты на нажатие кнопок взрывных устройств? Сразу на оба этих вопроса, по-моему, есть лишь один правдоподобный ответ - следующий: взрывчатка (или, возможно, начинка взрывателей) у террористов была негодная, и российские власти, давая приказ о пуске газа и штурме, прекрасно об этом знали. А знать об этом они, по-видимому, могли лишь в том случае, если сами давали указание снабдить этих террористов через каких-то своих агентов этой "взрывчаткой". Данная версия может объяснить все, казалось бы - необъяснимые, противоречия и странности, связанные с терактом на "Норд-Осте"..."

Кстати, в той вышеназванной передаче радио "Свобода" были упомянуты и официальные данные российских "следственных органов", согласно которым, террористы после начала спецназовского штурма здания "Норд-Оста" и пуска в театральный зал того секретного газа довольно долго "отстреливались из 8 пистолетов и 13 автоматов". На мой взгляд, довольно очевидно, что тем самым эти официальные "органы" фактически признали полную бессмысленность применения в "Норд-Осте" этого смертельного газа - во всяком случае, если как бы исходить из официальной версии о том, что газ, мол, использовали для того, чтобы террористы моментально "вырубились" бы от него и не успели нажать кнопки взрывателей, т.е. обрушить тем самым всё театральное здание с сотнями заложников.

И ещё в той радиопередаче "Свободы" был вскользь упомянут взрывотехник ФСБ Георгий Трофимов, осматривавший в здании "Норд-Оста" - сразу после его штурма - те "взрывные устройства", которые так и не взорвались. То, что это был именно ФСБ-шный взрывотехник - совершенно естественно, т.к. допустить посторонних к данной процедуре организаторы всего этого едва ли могли. Однако, дальнейшие крайне сомнительные, мягко говоря, обстоятельства трагической судьбы этого взрывотехника, на мой взгляд, очень красноречиво говорят о том, сколь "высоко" ценится начальством вышеназванного, так сказать, ведомства жизнь даже своих собственных сотрудников, если они, вдруг, стали, как говорится, "слишком много знать".

Чуть-чуть отвлекусь от "Норд-Оста" и напомню более-менее известные обстоятельства гибели Георгия Трофимова, которые почему-то не исследуются ни в каких крупных СМИ никакими профессиональными журналистами, хотя явно заслуживают такого исследования. Поздним вечером (почти ночью) 9-го июля 2003 года в одном из ресторанов в самом центре Москвы (на улице Тверской) была задержана женщина - Зарема Мужахоева, - привлёкшая внимание охранников своим подозрительным поведением. В ней заподозрили террористку-смертницу и затем действительно нашли у неё взрывное устройство. По одним данным, она добровольно отказалась от осуществления теракта, а по другим - в том числе и по официальным данным "следственных органов" - она многократно нажимала на кнопку взрывателя, но взрывное устройство почему-то не срабатывало. Когда её задержали, то это взрывное устройство вынесли из ресторана и положили у его входа, а огромное пространство вокруг оцепили, перекрыв не только тротуары, но и движение транспорта по улице Тверской. Часа 2 или 3 это взрывное устройство пытались уничтожить из специальной "водяной пушки" и даже с помощью специального робота, созданного именно для подобных целей. Затем к остаткам этого взрывного устройства подошёл вызванный своим начальством среди ночи специально для этого тот самый взрывотехник Георгий Трофимов, побывавший в здании "Норд-Оста" сразу после его штурма. И когда Трофимов лишь протянул руку к этим остаткам взрывного устройства, они вдруг сразу взорвались, и он погиб... Причём, разные официальные представители "правоохранительных структур" публично заявляли, что он, мол, случайно замкнул на тех остатках взрывного устройства какие-то провода, и поэтому, мол, оно взорвалось. Однако, судя по словам некоторых коллег Трофимова и даже по обнародованным видеосъёмкам, он лишь протянул руку в направлении того полуразрушенного взрывного устройства, и никак не мог что-то в нём замкнуть... То есть, практически полностью очевидно, что взорваться оно могло лишь по радиосигналу кого-то из тех, кто был в непосредственной близости от места происшествия, а посторонних там вроде бы никак не могло быть, т.к. оно было оцеплено, и внутри оцепления находились, судя по всему, лишь сотрудники "спецслужб"...

И почему-то ни в каких СМИ (даже в тех, что считаются независимыми) я не видел и не слышал ни одной более-менее серьёзной и подробной публикации про эти столь вопиющие, столь подозрительные, мягко говоря, обстоятельства, почти со 100-процентной вероятностью доказывающие, что взрывотехник Георгий Трофимов был, как "опасный свидетель" преступления в "Норд-Осте", убит своими высокопоставленными "коллегами", как бы на всякий случай... Вероятно - хотя это лишь мои, так сказать, домыслы, - непосредственная причина этого убийства могла заключаться в том, что где-то кому-то он начал говорить что-то "лишнее" из того, что знал про "Норд-Ост", и это через каких-то стукачей зафиксировало его начальство. И затем оно - судя по вышеприведённым обстоятельствам -- решило инсценировать те события на Тверской. По-видимому - с помощью как своих агентов, так и людей, используемых, так сказать, "втёмную"...

Возвращаясь непосредственно к "норд-остовскому" теракту, напомню, что насчёт отсутствия реальных взрывных устройств в захваченном террористами здании "Норд-Оста" сказано и в тех вышеназванных статьях Анны Политковской. Прилагаю совсем короткий отрывок оттуда (из первой статьи), где говорится, впрочем, не только про взрывчатку.

"...Последний взлет политической карьеры Ханпаша Теркибаева действительно связан с 23—26 октября 2002 года — с нашим общим горем. С терактом, повлекшим многочисленные человеческие жертвы, когда отряд под руководством Бараева-племянника… захватил почти 800 человек в помещении Дома культуры на улице Мельникова и вся страна не знала, как их спасти, металась, выла, каждое мгновение ожидая взрыва.

— Кстати, вы давно были с ним знакомы? С младшим Бараевым?

— Давно. Я всех в Чечне знаю.

— Так была там взрывчатка?

— Да не было. Ну не было.

Именно после "Норд-Оста" карьера Ханпаша резко поползла вверх. Он действительно стал "соратником" администрации президента Путина. Оказался снабженным всеми необходимыми документами, обеспечивающими ему возможность беспрепятственно перемещаться всюду, где требуется..."

И в конце упомяну про одну странность, происходящую с вышеназванными статьями Анны Политковской. Дело в том, что в результате некоторых действий, похожих на весьма целенаправленные (думаю, что они совершаются под мощным давлением властей), эти потрясающие статьи становится всё труднее и труднее найти в Интернете, во всяком случае - в их первоисточнике, т.е. на сайте "Новой газеты". Сначала - ещё несколько лет назад - там исчезло название первой из этих статей ("Кто остаётся в живых"), так что теперь стало почти невозможно найти по нему эту статью через поисковые системы (вместо него там остался лишь подзаголовок: "Один из группы террористов уцелел. Мы его нашли"). Кроме того, сравнительно недавно - может быть, около года назад - под этими статьями на сайте "Новой газеты" исчезла и подпись Анны Политковской, так что теперь далеко не каждый читатель догадается, что это -- именно её статьи. Да и найти их стало, в результате, ещё труднее, т.к. обычно при поиске любой публикации в Интернете используется, естетственно, фамилия автора.

Правда, многие из интересующихся наследием Анны Политковской (убитой, скорее всего, именно за те статьи) сохранили интернет-ссылки на её публикации в "Новой газете". Однако, очень возможно, что скоро эти ссылки окажутся негодными, т.е. не ведущими никуда, т.к. недавно почему-то интернет-адреса этих публикаций (во всяком случае - тех двух статей Анны Политковской про теракт в "Норд-Осте" и его организаторов из российских "органов") поменялись, и хотя старые ссылки ещё продолжают действовать (наряду с новыми), но, скорее всего, их действие, как это обычно бывает в подобных случаях, будет недолгим. И, честно говоря, я очень подозреваю, что в итоге всех этих, так сказать, странностей те две статьи Политковской (по-видимому, самые опасные для властей из множества её замечательных и талантливейших публикаций) либо вообще исчезнут с сайта "Новой газеты", либо будут определены в какой-нибудь "спецхран", доступный лишь для "избранных". В общем, похоже на то, что приближается знаменитый оруэлловский "1984 год" с его "министерством правды" и "министерством любви"...

На всякий случай прилагаю интернет-ссылки (и старые, и новые) на эти две статьи Анны Политковской, а заодно и ещё пару ссылок -- на свой блог, где я на всякий случай эти статьи скопировал (с небольшим своим комментарием), и на одну из публикаций той своей самиздатской статейки (дополненной ещё одним своим старым материалом про "Норд-Ост"), отрывок из которой я здесь привёл: http://www.novayagazeta.ru/data/2003/30/00.html , http://www.novayagazeta.ru/society/20491.html ; http://www.novayagazeta.ru/data/2003/96/00.html , http://www.novayagazeta.ru/society/17917.html ; http://abvgdoprst.livejournal.com/6836.html ; http://forum-msk.org/material/kompromat/795900.html .

И в самом конце - несколько слов про цели, которые преследовали и преследуют сидящие на "вертикали власти" организаторы тех трагических событий в "Норд-Осте". Я уже затрагивал эти очевидные, на мой взгляд, цели в своих предыдущих публикациях (в том числе - в той, которую можно посмотреть по последней из вышеприведённых ссылок), главные из них, очевидно - дальнейшее "закручивание гаек", нагнетание всеобщего страха, укрепление тем самым диктаторской (или даже тоталитарной, в перспективе) власти, использование для этого известной формулы "разделяй и властвуй" - через раздувание ненависти к чеченцам и вообще кавказцам, которые, мол, бесконечно устраивают теракты в России... А, кстати, после известных ещё более трагических событий в Беслане (мою старую публикацию о них можно легко найти в Интернете по её названию: "Правда о Беслане ещё страшнее, чем Вы думали"), организованных примерно теми же, кем и "Норд-Ост", эти цели российской власти проявились ещё более явно: как известно, по инициативе Путина в связи с тем терактом в России были отменены выборы губернаторов и некоторые другие то ли остатки, то ли зачатки демократических процедур... В нынешние дни движение российского государственного режима (или, если говорить проще, правящей шайки гэбистов) к превращению в полуфашистско-полусталинскую тиранию, на мой взгляд, в связи со многими совсем недавними событиями, должно быть очевидно уже практически всем.

Но помимо этих, так сказать, глобальных целей, у организаторов того "норд-остовского" теракта, скорее всего, была и скромная цель испытания того "совершенно безвредного" газа на большом количестве людей. Видимо, то испытание прошло, по их понятиям, вполне успешно... Некий засекреченный химик, создавший тот газ, говорят (и пишут в Интернете), даже какую-то "государственную награду" получил, как, впрочем, и ещё целая куча палачей "Норд-Оста", причём - весьма высокопоставленных... В общем, у них - всё хорошо...

http://forum-msk.org/material/power/9613680.html

ЗЕлупа

Правда истории и мифы языкознания

Одной из наиболее острых проблем в Украине была и остается проблема языка. И, прежде всего, языка украинского. Несмотря на то, что Украина уже который год является независимым государством и, казалось бы, нет никаких препятствий для развития украинского языка, многие украинцы в восточных и южных областях до сих пор не желают ни говорить по- украински, ни учить детей языку своих предков и использовать его в повседневной жизни.

Такое нежелание вызвано глубоко укоренившимся мнением о некоей простонародности или даже второсортности украинского языка в сравнении с «великим и могучим» русским языком. И во времена Российской империи, и в Советском Союзе это мнение усердно и с равным успехом навязывалось украинцам (малороссам) и великодержавными шовинистами, и пролетарскими интернационалистами.

«Второсортность» украинского языка объяснялась тем, что он является якобы «испорченным» вариантом (наречием) русского языка. Великороссы согласно такой теории сохранили чистоту древнерусского языка, в отличие от малороссов, которые подверглись литовско-польской экспансии, и язык которых в связи с этим испытал сильное влияние польского языка.

Миф об «испорченности» украинского языка берет свое начало с гипотезы российского ученого М. П. Погодина, который считал, что после татаро-монгольского нашествия все население Киевской Руси ушло на северо- восток, а территорию современной Украины заселили выходцы с польских земель. На теории Погодина уже давно не оставили камня на камне как украинские (М. А. Максимович, В. Б. Антонович, М. С. Грушевский), так и российские (С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, А.А. Шахматов) ученые, доказав, что полного запустения территории Украины после татарского нашествия не было, что население ее никуда не уходило и никакой иной народ в южную Русь не переселялся.

Однако в отношении языка миф по-прежнему жив. То здесь, то там появляются книги, авторы которых упорно продолжают выводить украинский язык из польского. При этом они отнюдь не стесняются в выражениях. Вот характерная цитата: «Литературный язык Малороссии XVI—XVII веков — это какой-то ублюдок из языков южнорусского, церковнославянского и особенно польского». Да что там говорить, если даже такой выдающийся писатель- демократ, как А. Солженицын, в своей нашумевшей брошюре «Как нам обустроить Россию» определяет украинский язык не иначе, как «искаженный ненародный язык, нашпигованный немецкими и польскими словами».

ЯЗЫК КИЕВСКОЙ РУСИ: ДОМЫСЛЫ И ФАКТЫ

Чтобы выяснить, где же истина, необходимо, прежде всего, четко уяснить, на каком языке говорил народ Киевской Руси. Скажем сразу, сделать это далеко не просто, поскольку древнерусская литература создавалась на церковнославянском (или по-другому, старославянском) языке. Этот язык образовался на основе староболгарского, как письменный язык славянства, и был принесен на Русь греками вместе с богослужебными книгами. На нем написаны все наши летописи, а также светские литературные произведения, включая знаменитое «Слово о полку Игореве».




ВАСИЛИЙ КЛЮЧЕВСКИЙ — КРУПНЕЙШИЙ ИСТОРИК РОССИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА — ГИЕ ГОДЫ ИССЛЕДОВАЛ СООТНОШЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО (СТАРОУКРАИНСКОГО) И РУССКОГО ЯЗЫКОВ / МИХАИЛ ГРУШЕВСКИЙ В СВОЕ ВРЕМЯ БЛЕСТЯЩЕ ОБОСНОВАЛ ИСТОРИЧЕСКУЮ ЭВОЛЮЦИЮ И ПУТИ РАЗВИТИЯ УКРАИНСКОГО И РУССКОГО НАРОДОВ И ИХ ЯЗЫКОВ КИЕВСКАЯ РУСЬ (КОНЕЦ Х-ХII вв.). ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ «ФЛАНГ» ЭТОЙ КАРТЫ — ЗОНУ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО СОСЕДСТВА СЛАВЯНСКИХ И УГРО-ФИНСКИХ ПЛЕМЕН. ОНА ЖЕ — ЗОНА ФОРМИРОВАНИЯ БУДУЩЕГО МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА!


И все же, несмотря на то, что древние летописцы писали на церковнославянском, они зачастую вставляли в текст разговорные слова и даже целые фразы. Так вот, внимательное исследование киевских и галицких летописей, а также светской литературы XI—XIII столетий, начатое еще А. Крымским и продолженное современными лингвистами, открыло в этих текстах немалый пласт украинской лексики. Вот только некоторые встречающиеся там слова: парубок, окріп, глум, вежа, батіг, оксамит, бунчук, матиця, недбальство, віття, гілля, колода, cтpixa, жито, стегно, лiчбa, коло, яруга, кожух, оболонь, гай, полонина, гребля, рілля, джерело, глечик, багаття, криниця, збіжжя, лазня и многие другие. А в «Слове о полку Игореве» автор употребляет даже целые выражения, такие, например, как «6icoвi діти», «туга ум полонила», «прадідня слава», «ничить трава жалощами».

Помимо литературных источников сохранилось и немало других письменных свидетельств живого разговорного языка в виде всевозможных надписей на стенах храмов, на оружии, предметах домашнего обихода и т.д. Так, например, вблизи села Хвощевое Полтавской области был найден меч, датированный X— XI веками, на котором имеется надпись «коваль Людота», Украинский ученый С. Высоцкий открыл в Софийском соборе древние надписи на стенах — граффити. На одной из них выбита молитва князя Владимира (в крещении — Василия), где есть слова «помозі рабу твоему Василеві». По-украински звучат и известные нам летописные топонимы (Печерська Лавра, Довбичка, Либідь, Почайна, Стугна, урочище Угорське, гори Угорські и т.д.), и имена собственные (Володимир, Володарь, Василько, Михалко, Варяжко, Ляшко и т.д.).

Современные лингвисты отмечают в языке Древней Руси наличие многих особенностей, которые являются определяющими именно для украинского языка. Среди них наиболее выразительными являются глаголы на «-ти» (жити, нести и т.п.), на «-мо» (маємо, віруємо, даємо и т.п.), звательный падеж (брате, дружино, княже и т.п.), наличие мягкого «г», слияние звуков «ы» и «i» в среднее «и», переход «е» в «о» после шипящих (чоловік, жона, пшоно и т.п.), чередование согласных «г-з», «к-ц», «х-с» (дорога-дорозі, жінка-жінці, кожух-кожусі и т.п.).

Но особенно показательным является употребление древними русичами гласного «i» на месте старославянского «ять», где россияне сегодня употребляют «е» (літо, сніг, сіно, віче, діло, ліс, діти и т.п.). Этот факт подтверждается сегодняшним произношением «і» вместо «ять» не только в украинском языке, но и в новгородских говорах. Да и в самом русском (!) языке в корнях некоторых слов, например, в таких как «сИдеть» (от старославянского сЪдЪти), «повелИтель» (от повелЪти), «свидетель» (от вЪдати) до сих пор сохранилось исконное произношение.

Таким образом, можно утверждать, что в Древней Руси говорили на языке, который был гораздо ближе современному украинскому языку, нежели русскому. В этой связи, возможно, правильнее было бы называть его древнеукраинским, а не древнерусским.

В XI—XII веках начинается колонизация северо-восточного Залесского (Ростово-Суздальского) края выходцами из Киевской Руси. Здесь древние русичи столкнулись с коренными финно-угорскими племенами: мерей, весью, водью, муромой, мещерой, пермью и др. Многие из этих племен имели города, например, меря — Ростов, весь — Белоозеро, мурома — Муром, но все же в культурном плане они находились на более низкой ступени развития. Все эти племена были покорены и ассимилированы русичами. Покоренные народы восприняли и язык завоевателей, подобно тому, как древние галлы восприняли язык завоевавших их римлян. Но так же как язык романизированных галлов отличался от латыни, так и язык русифицированных финно-угров отличался от древнеукраинского языка (языка Древней Руси).

Отличия эти носили определенные лингвистические закономерности и заключались, например, в упрощении слов (гаплология), перестановках букв и слогов (метатеза), выпадении начальных букв, редуцировании гласных и оглушении согласных, утрате или искажении грамматических форм и т.д. Обо всем в рамках статьи рассказать сложно, поэтому рассмотрим лишь наиболее характерные языковые явления в контексте словообразования, фонетики и грамматики.

МЕТАМОРФОЗЫ, КОТОРЫЕ ДАВНО НЕ ЗАМЕЧАЮТСЯ

Упрощение слов путем отбрасывания букв и слогов в лингвистике называется гаплологией. И хотя в строгом смысле под данным термином обычно понимается отбрасывание соседних одинаковых слогов, в русском языке это явление получило более широкое распространение, когда не только устраняется повтор какого-то «лишнего» слога, а любой слог (буква) просто отбрасывается безо всяких на то причин. Сравните, например, следующие пары украинских и русских слов: калюжа — лужа, горобина — рябина, каламутный — мутный, розум — ум, колода —лодья, частина — часть, година — год, звитяжець — витязь, обожнювать — обожать, супутник — спутник, крапля — капля. Совершенно очевидно, что русские слова образовались от соответствующих украинских путем отбрасывания слогов и выпадения букв. Приставка «су-» является довольно древней и до сих пор используется в таких русских словах, как сугроб, супруг, суглинок и др., а вот в слове «супутник» буква «у» просто «потерялась», так же как и буква «р» в слове «крапля» (вспомните русские слова, где она сохранилась — «накрапывать», «крапать», «крапленый»).

Характерным для русского языка является также отбрасывание начального «в» в словах перед гласным. Речь идет о следующих украинско-русских соответствиях: він — он, вікно — окно, вогонь — огонь, вістря ~ острие и т.п.. Однако, может быть, это не россияне отбросили «в», а, наоборот, украинцы его «добавили». Но как тогда объяснить наличие буквы и звука «в» в таких, например, русских словах, как «восемь» (вместо логичного «осемь»), «вобла» (вместо «обла»), а также в таком диалектном слове, как «вострый», или вполне литературном «навострить»? Только тем, что в них оно сохранилось, а в остальных — утратилось. Интересны здесь и английские параллели. Вспомните, например, слово one (один), которое хотя и пишется без «в», но читается как «ван», или слово window (окно), которое сохранило первичное «в». Сюда же следует добавить и литовское wenas (один).

Отбрасывание начального «в» в русском языке связано с тем, что оно воспринимается как предлог. Именно так, например, столица Польши — Варшава —в некоторых русских диалектах превратилась в Аршаву (сравните фамилию Аршавский).

Кстати говоря, для русского языка характерно отбрасывание звука «в» не только в начале, но и в середине слов. Так, например, он исчез в словах «обязать», «обязательство», «оболочка». Слово «обязать» произошло от слова «обвязать», а слово «оболочка» от «обволочь».

Еще один пример — «выпадение» звука «ш» в сравнительной степени прилагательных и наречий. Сравните, ширше — шире, сильніше — сильнее, тихіше — тише, сміліше — смелее и т.д. Но в русском языке «ш» (или «ж») в сравнительной степени все же сохранилось, например, в словах «лучше», «глубже».

Еще одно, не менее интересное, явление в языке получило название метатезы, и означает оно перестановку слогов внутри слова. Вот примеры украинско- русских пар слов с перестановкой слогов: долонь — ладонь, ведмідь —медведь, скалозуб — зубоскал, сироватка — сыворотка, пелюсток — лепесток, суворий — суровый, кучерявий — курчавый. Какие же из этих слов являются более древними, а какие образовались в результате перестановки, или попросту говоря «коверканья» слов?

Прежде всего, в русском литературном языке имеется устаревшее слово так называемого высокого стиля — «длань». Кроме того, сюда же следует отнести и слова «долина», «дол». Подобные же слова имеются во всех славянских языках, а также наиболее близком им литовском — delnas. Таким образом, форма «долонь» более древняя, чем «ладонь». Слова вроде «ведмедь» и «скалозуб» означают лиц, получивших свои имена по определенному действию, а именно «ведающий медом», «скалящий зубы». Исходя из грамматического правила, что определяющее слово стоит перед определяемым лицом (красивая женщина, толковый специалист и т.п.), первичной (и грамматически более правильной) следует признать форму «ведмедь» и «скалозуб», а не «медведь» и «зубоскал». Слово «сироватка» проверяется словом «сырой», от которого оно и произошло. Что касается слова «суворий», то вспомните хотя бы великого русского полководца Суворова или русское слово «север». В подтверждение первичности слова «суворий» говорят и латинское severus, и английское severe.

Метатеза представляет собой хотя и нерегулярное, но все же довольно распространенное фонетическое явление и, как утверждают лингвисты, наиболее часто встречается в заимствованных (!) словах. Это и понятно. Заимствованное слово лишается поддержки со стороны однокоренных слов родного языка, что способствует меньшей устойчивости слова, перенесенного в чужую языковую среду.

Очень интересно такое явление, как замена одних слов другими в результате смещения понятий. В лингвистике это явление именуется межязыковой ономастикой. Фино-угорские племена, перенимая у колонистов древнеукраинский язык, не всегда воспринимали славянский способ мышления, поэтому зачастую они придавали несколько иной оттенок многим древнеукраинским словам, которые в звуковом оформлении остались почти без изменений. Так, например, украинское слово «лихий», т.е. злой, плохой, стало означать «смелый, удалой»; украинское «лаяти», т.е. ругать, — лаять; украинское «дитина», т.е. ребенок, превратилось в «детина», т. е. крепкий, сильный мужчина; украинское «вродливый», т.е. красивый, приобрело противоположный смысл, а именно «уродливый». Таких примеров полного или частичного переосмысления слов можно было бы привести великое множество.

Но особенно четко межязыковая ономастика проявилась в понятиях, связанных с обрядовостью, и, прежде всего, похоронной и свадебной. Известно, что с переходом от обряда трупосожжения к обряду трупоположения, древние славяне выработали соответствующую систему терминов и определений. Так, например, деревянный ящик, в который клали труп, назывался «труна» (от слова «трухла, трухлявая»); небольшой холмик, который насыпали на месте захоронения — «гробом» (от «сгребать»), а большой холм — «могилой». Именно так именуется вся эта ритуальная цепочка во всех славянских языках. В русском же языке произошло смещение: труна стала называться гробом, гроб — могилой, а могила — курганом. О том, что гроб — это не деревянный ящик, а именно надгробный холм, осталась память только в таких русских словах, как «сугроб», «надгробие», а также в выражении «гроб Господень», где под гробом понимается склеп.

Такое же смещение понятий имеется и в свадебных обрядах. Сам праздник скрепления брачных уз между мужчиной и женщиной россияне называют «свадьбой», хотя свадьба, то есть сватание, сватьба (укр. «сватання») — это процесс (именуемый также помолвкой), когда к будущей жене еще только засылаются сваты для участия в переговорах. Таким образом, утратилось первоначальное название праздника оформления супружества — «весілля», происходящего от слова «веселиться». Подтверждением первичности слова «весілля» может служить английский язык, где слово marriage (свадьба) происходит от слова merry (веселый).

Своеобразно употребляется в русском языке и слово «невеста» в значении «новобрачная». Большинство филологов склоняются к мнению, что слово это означает «неведомая», то есть «неизвестная». Однако неизвестной она является не для самого новобрачного, а для семьи жениха. Поэтому практически во всех славянских языках слово «невеста» означает «невестку», т.е. жену сына. В украинском языке «невістка» означает именно это понятие, а сама невеста именуется «нареченой», что более соответствует реалиям.

Еще одним примером неверного употребления слов в результате смещения понятий является слово «неделя». В русском языке оно означает период времени, состоящий из семи дней. Однако называть этот период неделей более чем абсурдно, так как шесть дней в неделе посвящены труду. На самом деле неделя —это только один, седьмой день, который является свободным от труда, то есть выходным. Именно так — «неділя», т.е. «день, когда ничего не делают» — и обозначается этот день в украинском языке, а вся семидневка называется «тиждень».

Для русского языка характерно также преобразование или вообще исчезновение некоторых грамматических форм. Так, например, совсем «потеряли» россияне звательный падеж, который и поныне существует как в украинском, так и в большинстве славянских языков. Примером искажения грамматической формы могут служить приветствия. Так, россияне говорят «Добрый день», «Доброе утро», «Добрый вечер». Украинцы же приветствуют с использованием родительного падежа, а именно «Доброго дня», «Доброго ранку» и т.д. Подтверждением того, что именно такая форма является более древней, служит и сохранившееся в русском языке пожелание «Спокойной ночи» (а не «Спокойная ночь»),

От словообразования и грамматики перейдем к фонетике. Одним из наиболее характерных признаков для русского языка является редуцирование. В результате редуцирования конечное «- ти» в глаголах превратилось в «- тъ» (дати — дать, знати — знать, стояти — стоять и т.п.). Результатом редуцирования явилась и утрата мягкого знака в прилагательных (крупьний — крупный, городьский — городской), а также твердого знака перед «я»: вязать, мясо, пять и т.д.

Очень наглядно редуцирование проявляется в так называемом «аканьи». Так, финно-угры в словах с безударным «о» начали произносить его как «а». В современном русском, даже литературном, языке «аканье» стало нормой. В нем, несмотря на написание, никто не выговаривает «молоко», «вода» — надлежит говорить «малако», «вада» и т. д. Причина этого состоит в особенностях речевого аппарата финно- угорских племен — автохтонного населения России.

К другим фонетическим влияниям финно-угорского произношения следует отнести «цокание» (сравните: чапля — цапля, колодязь — колодец, танок — танец, квіти — цветы и т.д.), оглушение звонких согласных, когда, например, слова «зуб», «народ» читаются как «зуп», «нарот» и т.д.

Следствием оглушения явилась «потеря» некоторых звуков, произносить которые финно-уграм было тяжело, а именно мягкого «г», слитных звуков «дж» и «дз», являющихся звонкими аналогами звуков «х», «ч» и «ц». В некоторых словах изменилось даже написание этих звуков, например, бджола — пчела, джміль —шмель и т.д.

Очевидно под финно-угорским воздействием многие окончания в древнеукраинских прилагательных на «-ий» были заменены на «- ой». Сравните, например, такие пары слов, как молодий — молодой, живий — живой и т.д. Это же отразилось и в фамилиях: Толстой, Дикой, Руцкой и т.д. Любопытно, что даже чисто украинским фамилиям также заменили окончание, например, Швидкой.

Из всех славянских языков особенностью только современного русского языка является также усиленное развитие так называемого «йотирования», приведшее к тому, что подавляющее количество слов с исконным, свойственным всем другим славянским языкам «э» превратилось в «е», т. е. в «й+э». Из всех слов, пожалуй, лишь слова «этот», «эта», «это», «эти» сохранились без йотирования. Все другие слова: этаж, электричество, экипаж и т. д. —иностранного происхождения. Получается странное явление: звук «э» в русском языке вроде бы не забыт, но в русских словах его уже нет.

Еще одним серьезным влиянием, которому подвергся русский язык было существенное воздействие церковнославянского языка. При этом старославянское языковое влияние проявляется не только в старых памятниках письменности, но и в современном литературном русском языке. Сегодня многие российские лингвисты признают, что целый ряд особенностей современного русского литературного синтаксиса, в отличие от разговорной русской речи (!), является наследием или дальнейшим развитием синтаксических черт старославянского языка. Старославянскими по происхождению или образованными позже по церковнославянским образцам являются многие термины и названия отвлеченных понятий в русском языке. Это проявляется как в фонетике, так и в словообразовании и морфологии современного русского литературного языка.

Так, например, под воздействием церковнославянщины в русском языке слоги —оро-, — ере-, —оло- были заменены на — ра-, —ре-, —ла-, (огорожа — ограда, морок —мрак, дерево — древо, голова — глава и т.д.), звуки «щ», «ж», «дж» заменены сочетанием «жд» (дощ — дождь, кожний — каждый, одежа — одежда, збуджувати — возбуждать и т.д.). Суффиксы —ач, —оч заменились на —тель (читач — читатель, слухач — слушатель и т.д.), суффикс —ство на суффикс —ствие (дійство — действие, слідство — следствие и т.д.). К словообразовательным признакам старославянизмов относятся также неполногласные приставки вроде пре-, пред-, чрез-, а также приставки из- (ис-), воз- (вос-) и другие.

Очевидно, приведенного материала вполне достаточно, чтобы убедиться в огромном воздействии на русский язык (гораздо более значительном, чем на украинский) церковнославянского языка. В русском языке старославянизмы являются важнейшим компонентом его структуры, определяют в известной мере его характер и историческое развитие, в то время, как в украинском они представляют всего лишь дополнительный элемент.

КТО «СТАРШИЙ БРАТ»?

Как же случилось, что исконно славянский, древнеукраинский язык оказался в положении «младшего брата»?

В конце XVIII века царское правительство, ликвидировав политическую автономию Украины, поставило целью полностью нивелировать и украинский народ, влить его в великорусскую нацию. Литература, образование на украинском языке не только не развивались, но и преследовались. Если во второй половине XVII—в начале XVIII столетий украинская культура, представленная такими ее творцами, как Ф. Прокопович, С. Яворский, Е. Славинецкий и другие, оказывала огромное влияние на развитие российской, пробуждая в ней интерес к мировой цивилизации, то со второй половины XVIII столетия начинается постепенный процесс поглощения украинской культуры российской. Украинский язык объявляется провинциальным, крестьянским и если и используется просвещенными украинцами, то в большинстве случаев для шутки, анекдота. С тех пор серьезные труды, в том числе исторические и по сути своей патриотические (например, знаменитая «История Русов»), писались на русском языке.

Иван Котляревский и его последователи, среди которых и великий Кобзарь, возродили украинский народный язык, сделав его литературным. И хотя в царской России для развития украинского языка были отнюдь не тепличные условия, все же решающий удар по нему нанесли большевики. Поиграв в «украинизацию», советское правительство начало проводить последовательную политику вытеснения украинского языка практически изо всех сфер общественной жизни. В сталинскую, как впрочем и в последующие, эпоху процесс идеологизации и мифологизации коснулся не только истории, но и такой, казалось бы, далекой от политики сферы, как язык. Несмотря на декларируемое равенство народов, лишь один язык объявлялся языком «межнационального общения» (читай государственным), остальным же была уготована участь провинциальных, или, если хотите, местных языков.

Длительное применение запретительных мер в отношении украинского языка и культуры российским царизмом, «интернационалистическая» политика советского режима привели к тому, что ментальность многих украинцев трансформировалась в сторону пассивного принятия установившегося порядка вещей, конформизма с более агрессивным и настырным «братом». Как отмечал М. Грушевский, произошло «самоотречение малороссов». Это, в частности, можно наблюдать и на отношении к своему языку многих украинцев, которые не хотят учиться говорить по-украински, стесняются языка своих предков.

Между тем еще Г.Ф. Квитка- Основьяненко в декабре 1841 года в письме к известному российскому издателю А.А. Краевскому, дискутируя о необходимости развития украинской литературы, писал, что «о малороссийском языке нельзя спорить, не знавши обеим сторонам его в совершенстве». И далее, сетуя на то, что молодым украинским литераторам не дают возможности печататься в российских журналах, писатель отмечал: «Дайте нашим юношам возмужать, опериться, т.е. познакомиться с пером, — они докажут и утвердят, что великороссийский язык есть только наречие нескольких губерний, дитя, и то не старшее, нашего языка, старшего сына коренного славянского».

На давность украинского языка, его первенство среди братских славянских языков указывали также многие зарубежные и отечественные ученые, такие как К. Абель, П. Шафарик, М. Красуский, А. Шахматов, М. Максимович, П. Лукашевич, М. Драгоманов, А. Крымский, А. Потебня, С. Смаль-Стоцкий и другие.

Автор этих строк далек от мысли считать какой-то язык лучшим, а какой-то худшим. Уже сама постановка такого вопроса является неправомерной. Вульгарная аксиология (теория оценок) не в состоянии объективно оценить язык, а лишь выделяет несущественные признаки того или иного языка, зачастую гипертрофируя их.

Вместе с тем, необходимо помнить, что в мире существует множество различных языков (по данным ЮНЕСКО, их насчитывается свыше двух тысяч), и все они разные, то есть чем-то отличаются один от другого. Отличаются по числу говорящих, по развитости общественных функций, типу морфологии и синтаксиса, наличию и характеру письменности и, наконец, по времени происхождения.

Существующие на сегодняшний день данные лингвистической науки позволяют со всей уверенностью считать, что украинский язык не только древнее своего «собрата» русского языка, но и до сих пор остается более непосредственным и свежим, сохранившим нетронутыми множество исконно славянских слов и понятий. Очевидно, поэтому в поисках меткого, «самовитого» слова в разное время к нему не единожды обращались многие известные русские писатели и поэты.
http://cenzoriv.net/index.php?name=articles&op=read&art=29&cat=55