April 23rd, 2014

ЗЕлупа

Пьяная мышь Кацапия

В советское время весьма часто в разговорной речи употреблялось расхожее выражение, особенно среди молодежи: "Я дико извиняюсь", которое сегодня заменено более лаконичным и бессмысленным: "Короче".
Так вот, короче, но я дико извиняюсь за свое непонимание того, что творится в головах россиян и в российских средствах массовой информации.
То, что граждане России видят и слышат в новостных передачах на главных каналах ТВ, ничего общего не имеет ни с новостями, ни с информацией.
Это самая что ни на есть откровенная пропаганда, замешанная на беспардонной лжи. Могу согласиться с оппонентами и признать, что и западная пресса не всегда правдиво или однобоко отражает те или иные события в мире, однако российские журналисты превзошли даже своих предшественников из советского прошлого.
Для любого мыслящего человека особенно заметно почти полное отсутствие мнения противоположной стороны в любой "аналитической" передаче российского ТВ, когда речь идет об Украине. Приглашаются с Украины только те персонажи, кто выступает за "федеративное устройство" (и по сути – раскол Украины,) хотя в самой Украине, по-видимому, таких абсолютное меньшинство.
Это первое.
Второе: странно наблюдать, как в соседней стране России на полном серьезе обсуждают, как поступить Украине и что ей делать в том или ином случае. Разговоры о суверенитете и независимости провинции Квебек от Канады и Шотландии от Великобритании идут давно.
В Квебеке уже проводились референдумы, на одном из которых сепаратисты проиграли менее одного процента от числа всех проголосовавших, в Шотландии он только готовится. Теперь о самом главном: я не припомню на американском или английском телевидении дебатов по поводу того, а как же поступить с сепаратистами? Послать туда войска в защиту англоязычного населения (в Квебек) или настоятельно советовать им изменить законы? Никому в Оттаве или Лондоне даже и в голову не приходит, чтобы обеспокоится судьбой "своих соотечественников" в этих регионах Канады или Великобритании.
Рейтинг президента России будет расти дальше, пока экономика больно не ударит по желудку россиян
Это что, какая-то особая миссия России в мире? Или Кремль получил от кого-то полномочия вмешиваться во внутренние дела любого суверенного государства?
Русские (или даже российские граждане) живут сегодня почти во всех странах Европы, если не мира. Кто-то где-то кем-то "притесняется". Давайте пошлем свои войска во все эти страны и поможем "угнетенным россиянам"! Не "попахивает" ли это паранойей?
Если нет, то почему Украина, а не Латвия, к примеру, где русских в процентном соотношении к коренному населению значительно больше, чем в Украине? Там их 27%, а в Украине лишь 17%!
Но спросите любого русского, живущего в той же Латвии, хочет ли он вернуться или присоединиться к России, и большинство ответит – нет.
На вопрос, заданный президенту России, кто дал ему право разжигать межнациональную рознь между двумя братскими народами и подталкивать мир на грань Третьей мировой войны, ответ не получен.
Рейтинг президента России мало о чем говорит и будет расти дальше, пока экономика больно не ударит по желудку россиян.
Рейтинг Сталина был значительно выше, я вас уверяю, однако вернуться в 1937 год захотят сегодня очень немногие. Как только начнутся проблемы с пересечением российской границы и покупкой продуктов на зарплату, народ поймет, в какую ловушку его заманили. Патриотизм хорош тогда, когда "жизнь хороша и жить хорошо". Одним патриотизмом сыт не будешь, и на дворе не 1941-й год, а 2014-й. Умонастроения в Кремле озадачивают, юмор же лидера страны начал сводиться к плоским шуткам.
Это плохой признак.
После массовых протестов Путин неудачно пошутил по части белой ленточки, а на экономическом форуме в Берлине в 2010-м на встрече с журналистами бросил реплику: "Вы что, дровами топить будете?"
Раздался фальшивый смех, но никто из репортеров не догадался спросить в ответ: "Да, мы можем топить и дровами, а чем вы будете кормить своих граждан?"
Страна в недалеком прошлом жила анекдотами, которые отражали советскую действительность.
При Брежневе за политические анекдоты уже не сажали, не сажают за них и сейчас.
Пока.
Чем и воспользуюсь:
"Бар. Три часа ночи. Никого. Из норки высовывается немецкая мышка, оглядывается – кота нет. Несется к бару, выпивает кружку пива и стремглав обратно в норку. Через какое-то время из норки выглядывает французская мышка, тоже смотрит по сторонам – нет кота. Быстро бежит к бару, выпивает бокал красного вина и что есть духу обратно в норку. За ней высовывается русская мышка, озирается – кота нет. Стремглав бросается к бару, наливает стопку водки, выпивает, оглядывается – нет кота! Выпивает вторую стопку, третью… Ну, нет кота! Наливает четвертую, выпивает… После пятой, поигрывая мускулами, садится и, закуривая, ворчит про себя: "Ну, ничего… Мы подождем…"

Герман Обухов – политзаключенный в СССР, писатель и сценарист, сопредседатель Общества российских политзаключенных
ЗЕлупа

Я побывал на Майдане... Россия скоро потеряет свою государственность.

ВЛАДИМИР ИСКИН



главный редактор EXRUS.eu

Я сильно задержался с этой статьей. Съездил в Киев еще в конце марта, но пишу статью только сейчас. А в последние недели слово "Майдан" уже уступило первенство по цитируемости другим: Крым, Славянск, Женева…

Сначала коротко о моих впечатлениях о Киеве и Майдане. Город по-прежнему красивый, абсолютно мирный, спокойный, работящий. Я жил в двухкомнатной квартире в трех остановках метро от Майдана, то есть почти в центре, и платил за нее 20 евро в сутки – по европейским меркам просто бесплатно! Питался в кафе "Винегрет" в том же доме (пусть эта ненавязчивая реклама станет им дополнительной моей благодарностью!) – в Германии такое многообразие и вкуснятину не купишь ни за какие деньги, такого здесь просто не существует; полный обед из четырех блюд стоил мне ок. 15 евро, поэтому я там завтракал, обедал и ужинал. Кстати, повар – 25-летний пацан!

На Майдане был трижды. Увидеть все это в натуре – совсем не то, что вглядываться в мелкости телевизора или монитора. Это настоящий огромный музей под открытым небом: тысячи людей со всех концов Украины семьями и с детьми идут бесконечным потоком вдоль баррикад, палаток, цветов, лозунгов, фотографий. Улыбки и слезы живут тут рядом.

Я говорил на родном русском языке, но это не мешало мне быстро находить общий язык с аборигенами Майдана. Мы понимали друг друга с полувзгляда: улыбка, вежливость, доброта, взаимное уважение – это самые надежные пароли для молниеносного контакта с этими простыми и самыми разными гражданами Украины. Я свободно заходил в любые здания, а в консерватории даже поиграл на пианино – никого это не удивило и не возмутило, город живет обычной мирной жизнью, далекой от страха и подозрительности.


В один из дней старые друзья, приехавшие ко мне в Киев из Харькова, сводили меня на вечер-концерт группы "Pushkin klezmer band" – эта интернациональная команда музыкантов выступала в огромном зале-ресторане в окружении сотен от души веселящихся и танцующих девчонок и парней разного возраста и разной национальности, на весь центр Киева гремели зажигательные еврейские, молдавские, немецкие и русские национальные песни. Расходились поздним вечером по свободным даже от милиции и абсолютно безопасным мостовым, садились в полупустое мирное метро, разъезжались в регулярных и до удивления дешевых пустых маршрутках…

Одним словом, кругом сплошная… "бандеровщина и никем не управляемый криминал"!

Но сейчас не об этом. Уже не об этом.

По возвращении домой я еще раз (по большому счету – в последний раз) включил ведущие российские каналы и попал в трясину лжи, провокаций, подтасовок, недомолвок, передергиваний, подначек, издевательств. С телеэкрана пахнуло мертвечиной, ненавистью, страхом, ревностью, завистью, злодейством, коварством, подлостью.

Но и это уже далеко позади. За несколько недель я переосмыслил многое из того, что мне внушалось со школы, с Комсомола, со Съездов КПСС и даже последними глашатаями призрака СССР – Горбачевым, Ельциным, Путиным. Заподозрил, что мне врали не только про "великую миссию СССР", но и про так называемых "современных бандеровцев", "закарпатских фашистов", "приднестровских свободолюбцев", "южноосетинских жертв" и "российских освободителей". Почитал обо всем этом в разноязычных Википедиях, но множеству разноообразных открытий уже не удивлялся. Правда примерно соответствовала моим самым "худшим" опасениям.

Пожалуй, пора перейти к выводам.

1. Мои скромные догадки прежних лет о российской действительности, изложенные в статьях"Концентрат подлецов", "О человеческом достоинстве" и пр. в блоге на "Эхо Москвы", теперь превратились в стойкое убеждение: у путинской России (а это почти 80% ее ненышнего населения, поддержавшие путинскую агрессию против Украины) нет человеческого достоинства, они готовы жить рабами и валяться в ногах у своих насильников.

2. Западной цивилизации трудно что-то объяснить народу, привыкшему жить в рабстве и в духовной нищете. Трудно испугать социальным и бытовым дискомфортом нищебродов из российской глубинки, которые целыми поколениями были лишены примитивного унитаза, пользуясь "услугами во дворе". Людям из полуразвалившихся домов, больниц, школ не нужна свобода, им достаточно бесконечных обещаний и несбывшихся "мечт". Ради хорошей жизни детей и внуков им ведь пришлось бы уже сейчас перестать бухать и начать работать. Для большинства этот ужас будет пострашнее призрачной "международной изоляции".

3. Многие пытаются угадать ближайшие и перспективные намерения гиганта мысли и великого стратега Путина, якобы переигравшего многих своих цивилизованных коллег, в том числе в Грузии, в Молдавии, в Украине. Мое убеждение: Путин – это недальновидный уголовник и мелкий авантюрист. Замедленная реакция Запада объясняется только шоком, который обуял всех сторонних наблюдателей при виде этой обезъяны с гранатой. Потому что "граната" – это 140-миллионный неадекватный народ, обладающий ядерным оружием.

4. Многочисленным обожателям Путина и его военного гения в "Крымской войне" не хватает ни ума, ни образованности, чтобы перенестись из средневековья в современность: при существующем мировом порядке захват новых территорий не приносит ни славы, ни почестей, ни удовольствий. Давно прошли те времена, когда взятые территории раздавались для разграбления воинам-победителям: ни эшелонов с золотом, ни верениц рабынь-наложниц они из этой победы не извлекут. Все наоборот: эту ораву придется кормить, поить и ублажать так, чтобы все они были не менее счастливы, чем сами победители. В нынешних условиях это непросто…

5. Мой самый радикальный вывод состоит в следующем. Ни Путин, ни его последователи и приближенные никогда не вернут Крым Украине. В то же время Украина никогда не смирится с потерей части своей территории путем бандитского захвата. А из этого однозначно следует, что Крым вернется в Украину только после потери Россией своей государственности в нынешних границах. Думаю, что через несколько лет "страна Россия" будет определена в границах нынешней Московской области, остальные регионы либо станут самостоятельными и независимыми, либо присоединятся к соседним странам.

Напоследок хочу заметить, что высказанные мною предположения мало зависят от возможных событий в Славянске, Донецке и даже вообще в Украине в ближайшие недели, месяцы и годы. Счетчик включил сам Путин, и уже никто не сможет отменить будущий тектонический сдвиг.

ЗЕлупа

Воспитание унижением. Политика Кремля в отношении Украины: ничего общего с «братством»

Никакие дипломатические декларации, пылкие заверения в изначальной «исторической дружбе» не убеждают, если в соседней стране нас показывают дураками, проходимцами, изменниками и негодяями. Не убеждают именно потому, что первое — это официоз, а второе — от души, настоящее, естественное.

Народы обычно очень ревностно относятся к тому, как их изображают соседи и другие иностранцы в своих произведениях художественной литературы, фильмах, газетных и журнальных публикациях.

Это естественно, ведь отношение к тебе со стороны других определяется тем, каким они тебя воспринимают, каким видят, с какими чертами характера изображают. Никакие дипломатические декларации, пылкие заверения в изначальной «исторической дружбе» не убеждают, если в соседней стране нас показывают дураками, проходимцами, изменниками и негодяями. Не убеждают именно потому, что первое — это официоз, а второе — от души, настоящее, естественное.

20 лет независимости Украины показали, что отношение к нам со стороны Москвы является вполне адекватным тому образу украинцев, который царит в современной русской культуре (литература, СМИ, в первую очередь телевидение, кинематограф, театр и т.д.). А заявления политиков и дипломатов — это такая себе виртуальность наподобие известных советско-дипломатических общих мест: «трудолюбивый ангольский народ» или «свободолюбивый народ Мозамбика»...

В этом нет правды, а правда есть, например, в российских фильмах последних лет, таких как «Брат-2», «Мы из будущего-2», «Матч», «Белая гвардия» и др., где украинцев показывают как существ второго сорта в сравнении с русскими; глупее, подлее, более предательски настроенная, чем «высшая раса».

В лучшем случае украинец в российском кино — хорошая, но примитивная, элементарная до предела, умственно ограниченная личность, некое дополнение к полноценным людям. В исполнении этой идеологической миссии русские художники не брезгуют фальсификациями, выдумками или даже искажая классические тексты.

Например, Михаила Булгакова трудно упрекнуть в особой любови к Украине как Украина (а не к «Прекрасному югу России»), но такого высокого градуса украинофобии, как в фильме «Белая гвардия» петербургского режиссера Снежкина, в текстах писателя нет. В фильме «Брат-2» Бодрова-младшего звучат фразы об «украинской мафии» в США, хотя о такой там никто никогда не слышал.

Во всех странах диаспоры наших соотечественников имеют репутацию законопослушных граждан. В Соединенных Штатах историки помнят, что первые украинские поселенцы принимали участие в Войне за независимость 1775-1783 годов, что в XIX веке в битве под Чикамоге отличился бригадный генерал армии Севера Василий Турчин.

А широкая американская общественность помнит адмирала Джереми (Ярему) Бурду, который был главнокомандующим Военно-Морского флота США. В этой стране в университетах более 300 профессоров-украинцев, есть судьи, адвокаты, ученые, предприниматели, инженеры, врачи, конгрессмены и сенаторы, чиновники, а о наших мафиози никаких данных нет.

Зато известны совсем другие имена: украинец Дейчакивский много лет возглавлял Хельсинкский комитет Конгресса США, украинец Нестерчук заместителем главы американской информационной службы ЮСИА, украинец Футей — федеральный судья, украинец Куропась — представитель президента Рейгана, украинец Кистяковский — знаменитый ученый-ядерщик.

В Голливуде была целая украинская «колония»: кинорежиссеры Солюк, Новицкий, Кулинич, актеры Стен, Адамс (Адамчук), Дзундзура, Годяк, Мазурки (Мазуркевич), Паланс (Палагнюк) — между прочим, лауреат «Оскара». Украинка Рафко в 1988 году получила титул «мисс Америка».

В других странах также невозможно отыскать мафиозо-украинцев. В Канаде некоторое время генерал-губернатором, то есть полномочным представителем Ее Величества королевы Великобритании, был украинец Роман Гнатишин, мэром города Ванкувера — Стефан Дзюба. 63 украинца были депутатами парламента Канады, холл которого украшает панно художника Василия Курилика.

А потомок украинских эмигрантов с Харьковщины Петр Береговой (Пьер Береговуа) в 80-егоды ХХ века занимал пост премьер-министра Франции. Между прочим, во времена министра обороны Украины генерала Кузьмука украинское военное ведомство посетил дивизионный генерал аргентинской армии Евсей Юрчишин.

А с мафией у украинцев нигде не сложилось... Однако российских режиссеров это не касается. Поток украинофобии в России не является случайностью. Это сознательная стратегия деморализации наших соотечественников унижением. Главная цель — навязать бывшему (разве только бывшему?) колонизированному взгляды колонизатора, заставить смотреть на себя глазами метрополии.

Снизить самооценку, привить комплекс неполноценности и отвращения к самому себе: «вы быдло, вы никто и звать вас никак». Унижение пытаются сделать нормой и сформировать в украинскую привычку к ней. С народом, который имеет такую ​​привычку, можно делать все. И действуют не только в сфере «экранных искусств».

В этом году Севастопольский городской совет принял решение о закрытии общеобразовательной школы-интерната № 7, где обучение велось на украинском языке, а учеников перевели в интернат № 4, где занимаются дети с задержкой психического развития. Действительно, ну кто еще может учиться в Украине на украинском?

Понятно, что неполноценные умственно люди... Намек более чем прозрачный. И это при том, что обещанную Кучмой и Ющенко украинскую гимназию так в городе и не построили, зато есть прекрасная московская, открытая в Севастополе Юрием Лужковым. Это чтобы «хохлы» видели и делали выводы, кто есть кто и какого качества.

Кстати, эта стратегия унижения украицев появилась не в 1991-м. Она имеет долгую историю.

В начале ХХ века в Москве на русском языке выходил журнал «Украинская жизнь» под редакцией Симона Петлюры. Украинцы этим изданием стремились договориться с образованным русским обществом, хотя не по их вине из этого ничего не вышло. В номере 10 за 1913 год была опубликована статья Владимира Винниченко «Открытое письмо русских писателей». Его современным сленгом можно было бы назвать «Достали!».

В этом письме автор возмущается тотальной кампанией дискредитации украинцев в ​​российской изящной словесности в начале прошлого века: «... печальной склонностью к „хохлацким“ анекдотам страдают за немногими исключениями все русские писатели. Особенно она приобрела угрожающий, почти эпидемический характер за последние несколько лет. „Хохол“ обязательно найдется у каждого беллетриста».

И каким он предстает у русских писателей? «Всегда и везде „хохол“- немного придурковатый, немного хитроватый, непременно ленивый, меланхолический и иногда добросердечный. О других свойствах человеческой психики из этих рассказов совсем не слышно.

Более тридцати миллионов их, а такая удивительная недвижимость и односторонность развития. Что ни фигура, то либо неуклюжий дурак, или глупый лентяй, или ленивый пройдоха. И очень редко это — недалекий, сентиментальный, незлой дурак вроде „хохла“ у М. Горького».

Между прочим, в любимом российском фильме телеканала ICTV «Мы из будущего-2» есть один герой, который полностью тождественен описанию Винниченко, будто бы вообще ничего за 100 лет в сознании русских художников по отношению к украинцам не изменилось.

Этот гибрид шута и безнадежного дурака бегает на экране в шапке с трезубцем, демонстрируя патологическую трусость на фоне героических русских ребят. Если бы Голливуд позволил себе сейчас так изобразить афроамериканца, скандал был бы страшный. Ну, русский расизм распространяется не только на людей с другим цветом кожи... Его жертвой часто становились, становятся и еще станут и вполне безупречные европеоиды.

Этот приступ украинофобии, описанный Винниченко, был обусловлен тем, что в названный период истории украинское национально-культурное движение стало ощутимо заявлять о себе. Как по сигналу, имперский страх распада сверхдержавы, которая является, по словам Маркса, «совокупностью награбленных губерний», вызвал начало в литературе, прессе, драматургии активное высмеивание украинцев, насмешки и издевательства.

А когда это движение приобретет практические формы и встанет вопрос об украинской государственности, это испугает даже некоторых российских тогдашних украинофилов, как, например, автора нескольких научных исследований по истории украинского языка и культуры академика Алексея Шахматова. Который после I Универсала Центральной Рады, где речь шла лишь об автономии Украины, закричал: «Non possumos» — «Мы не допустим!».

Привлекает внимание только то, что ничего нового современные российские украинофобские пропагандисты в сравнении с началом прошлого века не придумали. Они перепевают классику украиноненавистничества, демонстрируя собственное идеологическое бесплодие и абсолютную несостоятельность добавить свои имена к плеяде бывших крупных украинофобов.

Таких, например, как Струве, Стороженко, Щеголев, Волконский, Царинный и др.. Даже в мелочах их нынешние эпигоны допускают много фактических и бытовых ошибок, а пытаясь что-то процитировать на языке оригинала, искажают украинский до неузнаваемости. И это тоже элемент стратегии унижения

В нынешнем просвещенном русском обществе демонстрировать невежество относительно Украины не считается грехом, как не считалось и раньше. Именно об этом в той же «Украинской жизни» писал Л. Бурчак (№ 1, 1916 г.) в статье «Случайные заметки»: «Получилось так, что „великороссы“, прожив сотни лет бок о бок с „малороссами“ или украинцами, из этого сожительства усвоили одни анекдоты, не получив правильного представления о том, как и чем живут украинцы, что собой представляют, на каком языке общаются.

Не затрудняли себя настолько, чтобы присмотреться, узнать, изучить. Это занятие, наверное, казалось излишним». Но беда в том, что пропаганда украинофобии на таком непритязательном уровне будет употреблена не только каким-то провинциальным российским Мухосранском или Задрищенском, а и Москвой с Питером, потому, к сожалению, что созвучна настроениям абсолютного большинства россиян, включая образованных. Нельзя сказать, что она не вызовет отклика в определенных регионах самой Украины.

Так что же делать? Российская власть все, что считает неприемлемым для национального мировоззрения своих людей, тупо запрещает. Достаточно вспомнить, что знаковый фильм Ильенко «Молитва за гетмана Мазепу» был запрещен к показу в Российской Федерации не каким-то имперским шовинистом, а демократом и либералом Михаилом Швыдким (господин Швыдкой тогда на государственном уровне занимался русской культурой). А совсем недавно накануне 9 мая 2012 года, российские телеканалы отказались демонстрировать российско-немецко-украинский фильм «4 дня в мае», где освещались темные страницы поступков некоторых российских солдат в Германии в 1945-м.

Возможно, кое-что действительно не надо допускать в свое культурное пространство. Однако настоящим решением проблемы является проведение собственной культурной политики, которая сегодня в Украине отсутствует как таковая, и это отсутствие называется «Кулиняк».

Между тем (чего никак не могут понять отечественные бизнесмены от политики) культура является мощной политической силой, которая нередко определяет национальную идентичность миллионов людей и изменяет границы государств в зависимости от культурных предпочтений граждан.

Проще говоря, вслед за кое-как возрожденным книгоизданием, вслед за телевидением, в котором хотя бы иногда случается что-то украинское, мы (не надеясь на нынешних властителей, но доказав необходимость этого им самим), если хотим остановить системное унижение нас в нашем собственном доме, должны возродить украинское кинопроизводство как чрезвычайно важный фактор национальной безопасности. Иначе украинцев таки приучат ненавидеть и презирать самих себя вместе со своей страной...

Игорь Лосев, опубликовано в журнале «Український тиждень»