April 8th, 2014

ЗЕлупа

Три мифа об Украине. Миф Первый

Пишет sapojnik (sapojnik)



Давние читатели моего блога знают, что к Украине как государству у меня отношение всегда было, мягко говоря, сложное. С друзьями-хохлами (коих у моего ЖЖ хватает) баталии велись жаркие, многие на меня периодически «обижались навсегда», клеймили «украинофобом» и чуть ли не «проклятым русским нацистом». Причина была одна: я всегда считал и считаю украинскую языковую политику в корне неверной и явно дискриминационной в отношении русскоязычного населения – о чем не стеснялся говорить вслух. И много раз – в 2010, в 2011 годах – предупреждал украинских друзей, что добром для них это не кончится.

Так оно и вышло.

Тут бы мне и позлорадствовать, приговаривая «поделом вам!»Увы – события не располагают к благодушию и резонерству. Очень сильно беспокоит теперь уже состояние умов в моей родной России: в СМИ развернута самая натуральная антиукраинская истерия, российское общественное мнение, и без того слабенькое, под этим напором окончательно дезориентировано и оболванено. Из нынешней Украины, ничтоже сумняшеся, лепят самого настоящего монстра; по сути, работа многих СМИ сейчас вполне подпадает под действие пресловутой 282-й статьи – «разжигание межнациональной розни» - по отношению к украинцам как к нации.

И вот это всё мне уже абсолютно не нравится. Я бы вовсе не хотел, чтобы между нашими народами в итоге возник – причем на совершенно пустом месте! – такой же антагонизм, как между пакистанцами и индусами, сербами и хорватами, евреями и палестинцами и т.п. Когда люди, как зомби, готовы вцепиться друг другу в глотки только из-за, скажем, различия в фамилиях – у одного на –ов», а у другого на «-ко». Это бред.
В итоге я чувствую необходимость, как это ни покажется странным, вступиться за Украину и развенчать несколько особо вредных мифов, которые нынче усиленно внедряются в массовое сознание. Главных – три:

1. «Власть на Украине захватили страшные фашисты-ба- (или бе)ндеровцы»;

2. «Украинская армия слаба и ничтожна, российская сделает ее одной левой»

3. «Крым – это огромное приобретение для России, от объединения выигрывают все – и россияне, и крымчане».

Сегодня поговорим о Мифе №1, самом главном.


«В украинской власти – страшные фашисты»

То, что кажут по российским телеканалам про Украину – причем усиленно, разом в новостных, документальных и «публицистических» передачах, утром и вечером – даже трудно было бы вообразить еще полгода назад. Это какая-то вакханалия. Украинскую власть – всю скопом и в отдельности – по 20 раз на дню вслух называют «фашистской», ее клеймят «человеконенавистнической», словом «бандеровцы» не пользуются еще разве что только в программе «Спокойной ночи, малыши».
Самого Бандеру тоже упоминают на все лады, о нем показывают какие-то беспрерывные фильмы и «журналистские расследования», что ни день – в «ящике» сидят какие-то очередные «эксперты-историки» и копаются в биографии этого деятеля, погибшего черт знает когда. Наряду с этим на свет божий извлекли, кажется, все, какие ни есть, фото- и документальные свидетельства о зверствах украинских полицаев, войск УНА-УНСО и дивизии СС «Галичина» времен Великой Отечественной – причем каждое отдельное зверство рассматривается и обсасывается максимально подробно, со всем возможным садистическим удовольствием.
Параллельно наши СМИ не устают проводить прямые параллели между «зверями из УНА-УНСО» и украинским Майданом. «Майдановцев» не представляют иначе, как каких-то «кровавых собак»; по мнению российского ТВ, весь Майдан – это сплошь бандеровцы и фашисты, а события украинской зимы уже стараются и не называть никак, кроме как «незаконным фашистским переворотом».

Словом, «картинка» рисуется абсолютно однозначная: власть в соседнем государстве захватили какие-то монстры, откровенные фашисты – наследники страшных бандеровцев, у которых чуть ли не капает с клыков кровь невинных младенцев. Пропагандистский напор и азарт таков, что от него действительно может кругом пойти голова.


Самое смешное, однако – весь этот гвалт призван скрыть одно весьма стыдное обстоятельство: в настоящем он ни на чем не основан. После прихода к власти «страшные фашисты-бандеровцы» еще так и не сделали ровным счетом ничего. Ну, была неуклюжая попытка отменить действие «Закона о региональных языках», и та провалившаяся в конечном итоге. Попросту говоря, под усилиями российского агитпропа слепить из Украины некий «новый Мордор», а точнее – вторую «нацистскую Германию», нет НИКАКИХ реальных фактов. Только исторические изыскания про «зверства бандеровцев».

Пропагандисты, конечно, стараются как могут. Так, благодаря ТВ, широчайшую известность обрели похождения некоего Музычко по кличке «Сашко Билый» - в частности, то, как он потешно хамил украинскому прокурору в его кабинете. Заламываниям рук и крикам ужаса российских телеведущих – «как можно-с! Это же ПРОКУРОР!!» - не было числа. Даже иной раз не было понятно – восклицающий до такой степени преклоняется перед всеми представителями украинской власти или только перед прокурорами?! И если перед украинскими такой пиетет, то как же тогда ведут себя эти люди перед российскими прокурорскими работниками?! Не иначе – вползают к ним в кабинет только на коленях!

Потом еще очень удачно подвернулась с Ютуба сцена избиения «боевиками и депутатами Верховной Рады» начальника одного из украинских телеканалов. И это тоже, без всякого стеснения, гоняли по всем телеканалам как пример царящего на Украине «фашистского беспредела». Как же, мол, так? К начальнику государственного телеканала приходят какие-то депутаты и требуют, чтобы он ушел в отставку! Угрожают! Бьют!! Это фашизм!!

Откуда вообще взялись эти «фашисты»? Почему госпропаганда про Украину носится с ними, как с писаной торбой? Ведь все эти тезисы про «фашизм» чрезвычайно трудно отстаивать, ей-богу. Ну ведь ясно, что партия «Свобода» - единственная, чью идеологию можно характеризовать как нацистскую – не имеет контроля над властью; что украинские политики – что Тимошенко, что Яценюк, что Турчинов – достаточно умеренные; наконец, что никаких ЗВЕРСТВ действующая власть себе не позволяет – ни тебе массовых арестов, ни, тем более, расстрелов… Какие фашисты? Зачем??

На самом деле единственная и главная претензия российских властей к нынешним украинским одна – «зачем вы, сволочи, свергли Януковича??» Очередной успех украинского Майдана для Путина (именно так называется «российская власть») – как серпом по одному месту. Во-первых, это утрата контроля над ситуацией в кульминационный момент: Янукович только-только стал послушен Путину, только-только были достигнуты взаимоустраивающие закулисные договоренности – и нате, все надо начинать сначала!!

Ну и во-вторых, если не в-главных – Майдан показал крайне нехороший пример покорному, но вечно недовольному российскому обывателю. Это получился своего рода пример того, «как надо правильно делать Болотную». Мол, надо только давить три месяца подряд, не бояться не только дубинок, но и пуль –и, оказывается, неугодную власть вполне можно скинуть «снизу». Очень, очень плохой пример!

Без своего языка
И вот российский агитпроп, да и всю российскую «вертикаль» подвело то, что они считали и считают своим главным достоинством: опора на так называемое «советское прошлое». Потому что это, как выяснилось, подразумевает отсутствие своего собственного языка. Приходится пользоваться советским, усвоенным с детства. А советский язык подразумевает все остальное – советские мемы, штампы, советскую картину мира.

Майдан – это страшная засада для советской машины агитпропа, любовно воссозданной в РФ. У «новых российских» просто нет языка, чтобы его не просто описать, но и осудить (а ведь задача стоит именно так!) Нет подходящих слов.

Для СССР большинство окружающих стран были вражескими, «во власти буржуазии», и он делал ставку на расшатывание режимов в этих странах. Соответствующим образом строилось воспитание «подрастающего поколения» буквально начиная с детского сада.

Что такое Майдан – «революция»? Но революция на языке Совка – это однозначно положительное слово, даже более прогрессивное, чем само слово «прогресс». «Восстание»? Но это тоже положительное слово! «Народные массы схватились с полицией»? Советский мем, привычный уху совка по миллионам газет и телепередач. Советскому не надо объяснять, кто прав в таком противостоянии: «народ» ВСЕГДА прав в противостоянии с полицейскими!

Если вслушаться чутким советским ухом, то даже слово «бунт» по-советски имеет в глубине четкую положительную коннотацию. А это значит, что заклеймить майдановцев тем, что, они, дескать, «бунтовщики» - тоже не получится.

Куда ни ткни при описании Майдана – везде один эффект. Демонстрация? Митинг (напрашивается, как у собаки Павлова, рефлекторное продолжение – «трудящихся»)? Однозначно положительное действо! «Восставшие построили баррикаду и вступили в схватку с полицией»? О-о, «баррикада» - какое мужественное, романтическое, однозначно положительное слово!! Какое там благородное, раскатистое «ррр!»

Даже такая деталь, как «коктейль Молотова», который протестанты кидали в «Беркут» - и та работает в положительном ключе на имидж Майдана. Скрытая отсылка к ВОВ, сталинскому железному наркому, стойкости безоружных красноармейцев перед атаками превосходящих сил… - все это «вшито» в эти два словечка…

Тут уместно спросить, особенно тем, кто совок уже подзабыл: как же так?! А как же совок, то есть собственно советская идеология, описывала возможную борьбу трудящихся против самой Советской власти за свои права? Ведь должен был существовать какой-то подход!

В том-то и дело, что нет. В этом месте у идеологов СССР была лакуна. Пустое место. На вопрос – «что такое демонстрация советских трудящихся против советской власти» они могли только пробормотать что-то вроде «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». И тут же сообщить о вопрошающем «куда следует». В «компетентные органы».

Да, потому что ответ был только такой. Ввиду отсутствия приемлемого идеологического – репрессивный. Просто в рамках советского строя были вопросы, КОТОРЫЕ ЗАДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ. И даже «нельзя думать в эту сторону». За соблюдением правила тщательно следил комсомол, партийные органы и, конечно, КГБ.

Это, кстати, одна из причин быстрого краха СССР. Когда Горбачев «отпустил гайки» и стали возможны массовые демонстрации ПРОТИВ – СССР пал. Он попросту не мог этого объяснить. Произошел массовый разрыв шаблона. Совковый язык «отказал» - массам пришлось отказаться от него.

И вот теперь – на Майдане – с этой же проблемой столкнулся путинский агитпроп.

Похожую проблему он уже решал в 2004 году, во время первого Майдана. Там извернулись все еще помнят как: было решено считать, что на украинском Майдане бесновались «наймиты Госдепа», получившие грязные сребреники от проклятых империалистов Запада. Положительный флер «демонстрации» и «восстания» решили перекрыть с помощью других советских же мемов: ненавистью к «продажности» (с точки зрения совка что-либо делать за деньги – позорно, хорошо работать можно только за идею, то есть бесплатно) и к «проклятому Западу», который «вербует предателей». Сработало не очень, но в целом постсовковый обыватель кое-как удовлетворился и даже принял такое объяснение.

Однако в 2014 году проблема ЕвроМайдана встала с еще большей остротой. Люди там не просто стояли месяцами – они еще и шли под пули и шумовые гранаты, то есть, с точки зрения все того же базового совкового отношения к миру – проявляли героизм. Такое уже не объяснишь «продажностью»; с точки зрения совка деньги и героизм – две вещи несовместные. Это грозило тем же разрывом шаблона.

Что было делать «птенцам гнезда Суркова», путинским пропагандистам»? Свой язык у них создать не получилось. Была попытка – «суверенная демократия» и все такое – но она очевидно не удалась. Если бы народу начали объяснять, что на Украине при Януковиче, как и в России, «сувенирная демократия», а вот ее, в отличие от всех прочих, трогать ни в коем случае нельзя – народ бы этого просто не понял.

Пришлось возвращаться к тому же языку совка. И в нем удалось отыскать последний шанс «перебить» очарование Майдана – наклеить на него страшный ярлык «фашистский». «Фашизм» - это такой же совковый мем, как и «революция», только с противоположным знаком. Если «революция» обозначает все самое хорошее, что только может быть, то «фашизм», наоборот – все самое плохое. Само слово вызывает у воспитанного в совке или совками однозначную реакцию неприятия. Вообще «фашизм» - страшное клеймо, но вместе с тем и последнее средство. Оно – как ядерное, «оружие последнего шанса». Применение этого клейма выдает отчаяние путинского агитпропа, его неспособность «справиться» с идеей Майдана как-то еще.

То есть я убежден, что сами путинские пропагандисты, конечно же, ни секунды не думают, будто бы на Украине в самом деле бушуют какие-то страшные «фашистюги». Руководители российского «ящика» боятся жутких «бандеровцев» ничуть не больше, чем полпотовцев – и уж, конечно, много меньше, чем «володинцев». На самом деле они, как могли, решали чисто ТЕХНИЧЕСКУЮ задачу – как показать события на Украине, вызвав у российского обывателя ужас и отвращение к Майдану и всему, что связана с украинской «революцией снизу». Ничего лучшего, чем прибегнуть к мему «фашизм» и педалировать его что есть сил, им придумать не удалось.

Результат, однако, все равно двойственный. «Фашистское восстание», «фашисты построили баррикады и стали кидать коктейли Молотова» - все это для уха россиянина-постсовка звучит каким-то диким, неосознаваемым диссонансом. Парадоксом. Примерно так, как «добрый убийца» или «подлый спаситель». А массовое сознание терпеть не может парадоксы, оно от них болеет.

Вызвать массовую, утробную ненависть к Украине как таковой агитпропу удалось. Но надолго ли? И какой ценой?! И сознают ли работники агитпропа, ЧТО они натворили? Их ведь просили вызвать ненависть конкретно к Майдану.

Отсутствие языка. Про это гениально сказал Маяковский:
«Улица корчится, безязыкая, ей нечем кричать и разговаривать».
ЗЕлупа

Миф №2. Слабость украинской армии

Пишет sapojnik (sapojnik)



(Продолжение. Миф №1 - здесь.)

Настроения в российских массах сегодня до тошноты узнаваемы и даже, можно сказать, стандартны – то есть российская масса ощущает и ведет себя точно так, как и всегда накануне больших войн: все вокруг сочится безудержным оптимизмом и шапкозакидательством. Точно так было и сто лет назад – в 1914 году в канун Первой Мировой войны, когда все бурно радовались возможности «побить немца». Или в 1941-м, в канун Великой Отечественной – тогда тоже, как мы помним, готовились «бить врага малой кровью и на его территории». Даже перед Первой Чеченской настроения царили те же – тогдашний наш полководец при полном одобрении публики браво клялся «взять Грозный одним парашютно-десантным полком»…

Об украинской военной немощи нынче в России не говорит только ленивый. Одна из любимых тем застольных и кухонных разговоров – когда же, когда же начнется захват Юго-Востока Украины и почему Путин медлит, чего ждет? Дальше прогнозы и пожелания у отечественных пикейных жилетов различаются незначительно: самые умеренные выражают готовность ограничиться «только» Киевом, а самые бодрые заявляют, что нечего с хохлами миндальничать и «надо брать всё», имея в виду – всю Украину вплоть до Львова и Ужгорода.
Попытки обратить внимание бодряков на наличие у Украины какой-никакой армии, которая, возможно, станет возражать против захвата Донецка, не говоря уж об Ужгороде – встречают полное непонимание: какая армия?! О чем речь? Ведь всем, дескать, известно, что никакой армии у Украины нет, она недееспособна, вся разбежалась, а если где-то и есть какие-то солдаты, то их не более 6 тысяч человек (чаще всего называют именно такую численность), да и те, конечно же, воевать не будут, а сразу перейдут на сторону России!
Что характерно, никто при этом САМ воевать не собирается, никакого участия – своего или членов своей семьи – в предстоящих боевых действиях не предполагает. Люди уверены, что победоносная Российская армия будет воевать «сама». Опыт волшебных «зеленых человечков» в Крыму, которые одновременно как бы есть и как бы отсутствуют, очень взбодрил и вдохновил всех российских обывателей.

Да что там взбодрил! Образ «зеленых человечков», они же «вежливые люди», сразил наповал доверчивых российских обывателей. Все вдруг уверились, что и вся Российская армия нынче такая – подтянутая, вежливая, хорошо обученная, но при этом вооруженная до зубов самым современным вооружением и одним своим видом – без единого выстрела! – лишающая врагов всякой воли к сопротивлению.


"Негодяй Сердюков"
Самое, конечно, удивительное заключается в том, что щедрые характеристики – уничижительные в адрес украинской и восторженные в адрес своей – сейчас раздают ровно те же самые люди, которые еще три месяца назад гневно, потрясая кулаками, с огромной душевной болью, рассказывали при каждом удобном и неудобном случае о «негодяе Сердюкове», который несчастную Российскую армию

а) дотла разворовал
б) полностью развалил.

Спрашивается – как это может уживаться в одной голове? Конечно, заметно, что о Сердюкове под грохот крымских фанфар россияне малость подзабыли, однако не до конца: промелькнуло недавно какое-то очередное известие о его амнистии – и в соцсетях не замедлили появиться очередные дежурные злобные комментарии на тему «когда ж его посадят» и «проклятый мебельщик». Помнят!

Но если армия была разворована и развалена – какие основания рассчитывать на ее победный марш по покоренной Украине? Если же «броня крепка и танки наши быстры», и с нею обыватели бестрепетно смотрят в глаза перспективе войны не то что с Украиной, но даже и Третьей Мировой - тогда, может быть, Сердюкова надо не сажать, а дать ему орден и присвоить звание маршала?

Просто поразительно, как резко качается в России общественное мнение из стороны в сторону.


Проекция армии
Собственно, что пишут сейчас в России про украинские ВС? В прессе и по ТВ смакуют любые негативные отзывы и сообщения о ее состоянии и боеспособности. Расписывают, к примеру, любые известия об авариях и катастрофах с ее военной техникой – как недавно с самолетами. Подробно разбирают жалобы украинского министра обороны на недостаток финансирования. Тщательно описывают недовольство мобилизованных, которых насильно удерживают в ней; злорадно констатируют, что в украинской армии используют «устаревшую технику» - танки Т-84… и т.д.

Все эти обличения идут «на ура». Почему? Прежде всего потому, что они чрезвычайно узнаваемы. А узнаваемость обусловлена простейшим обстоятельством: российские обыватели все это прекрасно знают на примере родной российской армии. По сути, россиянам показывают зеркало – но, поскольку нам говорят, что там отражается враг, привычный ужас сменяется веселым злорадством.

По сути, здесь мы видим действие известного психологического механизма, описанного еще Фрейдом под названием «замещение». Привычное презрение к собственной армии для обывателя некомфортно, особенно в моменты обострения политической обстановки, когда армия в кои-то веки должна восприниматься как защитница. В то же время изменения отношения не происходит – сохраняющаяся ненависть к Сердюкову при том же наборе претензий это четко доказывает.

Однако объект презрения замещается – теперь на его месте украинская армия! Люди тем охотнее рассуждают о ее «слабости», так как в основе у них лежит подлинное чувство презрения и негодования. Только реальный адресат – другой.

В попытке рационализации наши «государственники» могут попытаться преодолеть абсурд, заявив, что армия просто «исправилась» со времен отставки Сердюкова. Но с какой стати? Если Сердюков «разваливал и разворовывал» армию почти 6 лет – как ее мог «исправить» Шойгу за каких-то полтора года?

Российская армия, как и прежде советская, всегда «славилась» среди военнообязанного населения одним – стойким, непреходящим духом тяжелого идиотизма, обуславливающего царящий в этой армии повсеместный бардак. В народных массах на эту тему создано множество самых разных пословиц и поговорок, мне больше всего нравится такая: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется».

Вполне вероятно, что этот тяжелый дух вполне передался и другой наследнице советской – украинской армии. Я готов поверить, что все описываемые явления – низкая квалификация командиров, плохая обученность солдат, непрерывные хозработы, устарелость, износ и некомплект вооружений – имеют место в украинской армии точно так же, как они никуда не уходили и из российской. Вполне возможно, что вообще все постсоветские армии продолжают строится на показухе, цинизме и очковтирательстве, и вообще украинская и русская армии должны быть похожи, все ж мы, как-никак, братские народы.

Однако из всего этого никак не следует, что российской армии в противостоянии с украинской предстоит легкая прогулка. Да, сойдутся два нелепых, плохокоординированных монстра, оба – с трухой в голове вместо мозгов. Но кто победит?
В таких случаях, при прочих равных, все решает уровень мотивации бойцов и низовых командиров. Точнее – то, кто быстрее поймет, что игра пошла всерьез и надо отбросить в сторону всю нелепую и идиотскую мишуру «обычной армии», то есть – запланированного бардака и показухи.

Будет ли это российская армия вторжения? Сильно сомневаюсь. Нынешнее состояние умов в России скорее показывает, что нет. По всему видно, что никто у нас не настроен на реальную войну. Люди настроены на победный марш, который им обеспечат волшебные «зеленые человечки». Увы, в этом случае пробуждение с гарантией будет кошмарным.
ЗЕлупа

Миф №3. Благословенный Крым.

Пишет sapojnik (sapojnik)



Ситуация после захвата Крыма сложилась весьма своеобразная: аншлюс крайне разочаровал и даже напугал остальной мир, однако и в самом Крыму, и по всей России случился массовый эмоциональный подъем, то и дело переходящий в приступы эйфории. Люди радовались, смеялись и едва ли не обнимались на улице даже с незнакомцами. Безусловно, поглощение состоялось на чрезвычайно позитивном эмоциональном фоне. Специалисты, конечно, ставят под сильное сомнение цифры крымского референдума, так как такое единодушие – 95% при высоченной явке – едва ли возможно при демократическом голосовании; однако, по независимым оценкам, 75-80% одобрения – цифры вполне реальные.

Почему россияне – и старые, и новоявленные – так дружно и массово впали в детство? Люди ведь реально ощущают себя как ребенок в первый раз на Ёлке в Кремле: вот сейчас явится добрый дедушка Мороз и даст мне всё-всё-всё!! Надо только закрыть глаза и мечтать!

На чем же основана вся эта массовая эйфория с обеих сторон?

Боюсь, что главным образом – на двух взаимно несовпадающих мифах: о «богатой России» и о «благословенном Крыме». Я достаточно поговорил в последние недели с теми и с другими, чтобы составить себе представления об основных ожиданиях.

Настрой у крымчан откровенно, можно даже сказать, бесхитростно меркантилен: «Наша Украина разорилась, толку от нее никакого, да и вообще она нас только зажимала, не давала денег и полномочий; а вы, Россия – страна богатая, широкой души, на одни Сочи вон сколько вбухали – весь мир охренел от вашего транжирства! Небось, на нас и еще больше отстегнете – не обеднеете. Нам нравятся ваши пенсии и ваши зарплаты у бюджетников, ваши рубли, небось, понадежнее гривен, а с ваших отдыхающих мы наверняка сможем слупить поболе, чем с наших голоштанных украинцев… Хотя какие они наши? Это мы теперь ВАШИ, дорогие россияне! Приходите сюда и сделайте нам, наконец, красиво!»

Однако и большинство так называемых «простых россиян» полны не менее сладких предвкушений: «О, Крым! Это же такой суперкурорт, лучше всякой Турции! Нам (России) жутко повезло, что мы его получили. Это ж почти как Греция – там всё есть! А нам теперь – поскольку он наш – разрешат там отдыхать практически бесплатно, да-да! Зря, что ли, нам его «вежливые человечки» отбивали у жадных хохлов? Спасибо Путину! А ведь поскольку Крым – курорт мирового значения, то он будет приносить России много-много денег, возможно, в связи с вхождением Крыма нам в России теперь даже повысят пенсии и зарплаты!»

Нетрудно заметить, что эти ожидания малость противоречат друг другу. И это еще полбеды; куда более интересен вопрос – насколько они вообще соответствуют действительности?

В российском агитпропе, который в России неимоверно разросся и теперь охватывает едва ли не все официальные СМИ и половину русскоязычной блогосферы, принято с восторгом ссылаться на данные различных соцопросов среди россиян, согласно которым то ли 80%, то ли 85% «полностью одобряют» присоединение Крыма. Но все это, увы, стандартные пропагандистские уловки; как всегда в таких случаях, ответы решающим образом зависят от того, как именно задан вопрос.

Вопрос про Крым можно сравнить с вопросом про «мерседес». Если к рядовому обывателю пристать с вопросом, хочет ли он иметь в своей собственности новенький «мерс» - что он ответит? Особенно если при этом еще и ненавязчиво расписать прелести обладания шикарной машиной: мягкость хода, полная безопасность, эргономичность салона, множество приятных «ништяков» и приспособлений… А престиж? А комфорт? А повышение собственного социального статуса?! А сосед Вася, который лопнет от зависти?? Словом, ясно, что на вопрос об обладании «мерсом» не то что 80-85, а все 99,9% опрошенных ответят твердым «да, хочу!»

Сложности начнутся лишь потом – когда возжелавшему комфорта и престижа прикатят этот самый «мерседес» да и наконец расскажут условия покупки: 80 тысяч рублей в месяц в течение 5 лет, плюс страховка 300 тысяч, плюс расход бензина максимального октанового числа, плюс дорогое ТО, плюс необходимость теплого гаража, так как такую вещь на улице не бросишь, и т.д. Вот тут-то наш счастливый обладатель и взвоет. И начнет причитать: я, мол, сам живу в «хрущевке», зарплата у меня 40 тысяч, жена библиотекарь, теща пенсионер, дача 6 соток. Вы что, обалдели?? Я ж этот «мерс» ТАК хотел! Как «так»? - удивятся вежливые люди. – Да так! Бесплатно!! – заплачет несчастный.

На самом деле тут и кроется вопрос, которого все мы – и россияне, и крымчане – старательно избегали, а кремлевские власти нам в том заботливо помогали. ЦЕНА ВОПРОСА. Никто не против ездить на «мерсе» и отдыхать в Крыму, никто даже не сомневается в том, что «я этого достойна» - и на дне остается только один маленький червячок сомнения: а, собственно, можем ли мы себе это позволить?

Смешно сейчас об этом говорить, но, тем не менее, если по логике, то все общественные дискуссии в период, предшествовавший референдуму 16 марта и экспресс-принятию Крыма в состав РФ, должны были бы бушевать вокруг одного – чего нам будет стоить присоединение, есть ли у нас на это деньги, какова наша решимость и чем именно мы готовы поступиться ради этой цели – и чем, соответственно, поступиться не готовы.

Ничего подобного, естественно, не было даже намеком. Наоборот – имело место полное единодушие, когда, скажем, в той же Думе решение о принятии Крыма было принято при 1 (одном!!) голосовавшем «против». И то этого одного (Илью Пономарева) тут же пригрозили лишить мандата и выгнать из ГД – чтобы, дескать, не портил «праздник».

Между тем очевидно одно: присоединением Крыма Россия взвалила на себя тяжкое бремя. И речь тут отнюдь не только о санкциях международного сообщества и не о перспективе войны с Украиной (у которой мы, как ни крути, оттяпали кусок территории). Речь о том, что Крым – это сама по себе очень не маленькая территория, которая объективно, всеми хозяйственными нитями, завязана на Украину, без помощи с Украины жить не может – и, следовательно, необходимы поистине грандиозные усилия для того, чтобы полностью переориентировать все ресурсные потоки – воду, энергию, грузы, пассажиры – с Украины на Россию. Придется платить, и платить МНОГО.

Волнует на сегодня этот вопрос народные массы в России? Нет, ни в малейшей степени. А почему? А потому что все уверены – платить будет «дядя». И мы даже знаем ФИО этого дяди: Владимир Владимирович Путин. У Путина – думают рядовые россияне – денег много; он заплатит! Что характерно, точно так же думают и рядовые крымчане. Это единственный пункт, по которому у россиян и крымчан наблюдается сегодня полное единомыслие.

Однако, к большому сожалению, у Путина ничего своего для Крыма нет. Все свои деньги он берет из наших карманов.

Например, на пенсии. В Крыму нынче тысяч этак 400 пенсионеров, которые, что характерно, никогда в жизни ни рубля не платили в Пенсионный Фонд РФ (хотя бы потому, что зарплату они получали в гривнах). Теперь, однако, всех этих людей добрая Россия берет на свое попечение, обязуясь выплачивать им пенсии по российским расценкам. Это выйдет порядка 2 миллиардов долларов в год. И это при том, что в Пенсионном Фонде РФ была «дыра» еще до всякого Крыма. Помните разговоры весной прошлого года про необходимость повышения пенсионного возраста? Теперь они, несомненно, разгорятся с новой силой.

В Крыму также наблюдается сильная нехватка собственных воды и электроэнергии. Все это поступает с материковой Украины. В Крыму также со времен СССР полностью развалена какая-либо промышленность, большая часть жителей живет «с сезона» - то есть обслуживая отдыхающих. Надо завозить все это из России – только до сих пор не очень понятно, как.

Предлагается строить огромный мост через Керченский пролив – больше 4 км по морю. Прикидочная первоначальная стоимость – более 3 млрд. долл. Вспомним Сочи: там практически по всем объектам первоначальная сметная стоимость в итоге оказалась превышена в 5 раз. Несомненно, то же самое произойдет и с мостом…
Если его вообще есть смысл строить. Вообще соединить Крым с Россией порывались многие коммунистические вожди начиная со Сталина – идея-то заманчивая. Но дело не только в чрезвычайной инженерной сложности проекта – дело в специфике Черного моря. Оно, зараза, зимой замерзает – но не до конца, так как зимой же там бушуют страшенные штормы. Сильнейший ветер ломает ледяной покров и гоняет огромные льдины по морю. Представим себе, что на пути льдин будут бетонные опоры моста! Три месяца подряд 5- и 10-метровые волны будут шарашить об бетон огромные льдины! Собственно, таким вот образом первый, построенный еще при Сталине мост был смыт в море в первую же зиму после его постройки. И если мост обойдется в 10 млрд. долл. – это будет, согласитесь, вдвойне обидно.

Особенно если учесть, что нагрузка на такой мост предполагается колоссальная: по нему должны идти железнодорожные поезда, ехать автомобили, проходить мощный электрический кабель – а также по нему же должна идти огромная труба с водой из реки Кубань для Крыма. Сможет ли вода из Кубани заменить для Крыма ту воду, которая сейчас поступает туда по каналу из Днепра? А, собственно, никто еще этого толком не считал. Хотя Крым уже взяли.

Каким бы животворящим не оказался мост через Керченский залив – его еще надо построить. По самым осторожным прикидкам, строительство займет минимум 4 года. А туристический сезон в Крыму проваливается уже сейчас.

И ведь, помимо всего прочего, в Крыму весьма непростая национальная обстановка. Есть крымские татары, составляющие 17% населения, которых прочее население откровенно побаивается. Многие из них настроены непримиримо по отношению к России – и всех усилий отечественного агитпропа недостаточно для того, чтобы это скрыть. Чего стоит хотя бы дивный лидер Мустафа Джемилев… По сути, в лице татар Россия получила еще один очаг национальной напряженности, как говорится, «мало нам Кавказа». Татары уже пытались силой помешать Аксенову воцариться в качестве премьера Крыма еще в феврале. По слухам, положение спас приезд в Крым Кадырова, который провел с представителями крымских татар «плодотворные переговоры» и они затихли.

Вопрос – на каких условиях они затихли? Что им пообещали? Некоторые детали известны: крымско-татарский язык в качестве второго официального языка в Республике Крым, национальная квота (!) в 20% в Верховном Совете Республики Крым… И, как поговаривают, главное – татарам обещали в Крыму «вторую Чечню»: не в смысле ковровых бомбардировок, а наоборот – в смысле столь же щедрого финансирования всего «культурного своеобразия. Откуда? Да все оттуда же – из федерального бюджета. «Путин платит».

Словом, обещания поражают своей щедростью. И – чудес не бывает – платить за все великолепие будет не Путин. Платить будем мы. Причем – важно понимать: некоторые обещания объективно невозможно выполнить быстро, другие просто не будут выполняться, увязнут в недрах могучей российской бюрократии и не менее могучего бардака.

В связи с этим будущее нетрудно предсказать: экономическое положение россиян в связи с Крымом начнет ухудшаться – и это будет восприниматься особенно тяжело, так как россияне к этому абсолютно не готовы. Одновременно и крымчане все отчетливее станут понимать, что вступили именно в Россию, а вовсе не в страну Лимонию. Что самостоятельности у них стало не больше, а меньше, а денег не прибавилось, а как бы даже и не убавилось. Фронтальное повышение пенсий и зарплат не сможет не вызвать повышение цен – и, по всему судя, даже простое «подтягивание» крымских цен к общероссийскому уровню станет для крымчан огромным и крайне неприятным СЮРПРИЗОМ.

В итоге неизбежно огромное взаимное разочарование. Уже сейчас пора начинать думать о том, как мы будем его если не преодолевать, то хотя бы сглаживать.
ЗЕлупа

Крым оказался дальше Сибири: парадокс единого тарифа

Российский министр транспорта Максим Соколов пообещал перевозить соотечественников, направляющихся на отдых в Крым, по единому проездному тарифу в обход украинских границ.

Идея министра проста: «Пассажиры могут прибывать на поездах в Анапу и далее на скоростных катамаранах в Керчь. Другие могут доезжать до железнодорожной станции Крымск, затем на автобусах до Керченской переправы в порт Кавказ и на пароме в Крым». И все это – по единому тарифу.

А теперь подсчитаем даже не тариф, а время. Итак, поезд до Анапы. Сегодня из Москвы он ходит не каждый день, нужно пересаживаться в Краснодаре – впрочем, к летнему сезону могут запустить и ежедневные поезда. Анапа – сама по себе курорт, добираться туда нужно около 40 часов из Москвы и примерно столько же времени из Санкт-Петербурга. Конечно, после 40-часового путешествия можно порадоваться и скоростному катамарану, но для того, чтобы попасть на него, нужно будет доехать до порта «Кавказ». Это еще около двух-двух с половиной часов. Затем – сама переправа. Она занимает не так много времени, но ведь нужно еще дождаться очереди на паром, что может быть проблемно в курортный сезон. Паром прибудет на окраину Керчи. От Керчи до Феодосии – около двух часов. Но это все еще восточный берег Крыма, большинство отдыхающих сосредотачивается на южном. От Керчи до Ялты – примерно 6 часов. Ну и, наконец, до Севастополя – около 7 часов. Таким образом, москвич, решившийся на использование единого тарифа, потратит на поездку до южного берега Крыма около 50 часов – это не считая ожидания стыковок. Это чуть меньше времени, которое обычно тратится от Москвы до... Новосибирска. И больше времени, которое нужно, чтобы добраться до Екатеринбурга, Тюмени или Омска.

С Крымском все может быть немного быстрее – от 23 до 30 часов на поезде, затем около 5 часов до порта «Кавказ». Дальше вы все уже знаете. В общем, путешествие займет около 35-42 часов, что почти равно путешествию до Екатеринбурга и чуть ближе Тюмени – уже прогресс. Вот, собственно, и вся транспортная схема. Напомню для особо любопытных, что я рассчитывал ее для Москвы, а в случае с тем же Екатеринбургом придется сложить время и тогда оно займет от 70 до 85 часов. Это только в одну сторону. Поэтому весь этот единый тариф – сплошное надувательство. Представьте себе на мгновение, что вы отправились отдыхать с детьми и тратите 100 часов на дорогу.

Поэтому остается самолет. Но и тут все не так просто. Во-первых, отнюдь не все россияне пользуются авиатранспортом – в Крым как раз в массе своей ездили привычные советские железнодорожные пассажиры. Во-вторых, цены на внутренние авиаперевозки в России довольно высоки, а Крым – это теперь внутренняя авиаперевозка. В-третьих, есть угроза санкций против авиакомпаний, которые будут летать в Крым в нарушение международных правил. Во всяком случае, эти авиакомпании могут лишиться бортов нарушителей. Конечно, можно выделить на крымское направление спецборта, которые не будут залетать за границу, но для компаний масштаба «Аэрофлота» такая логистика неприемлема. Поэтому Минтранс России решил выдумать специальную компанию для полетов в Крым и уже предложил компании Red Wings государственные субсидии для осуществления нелегальных перелетов.


В свое время подобный эксперимент с созданием воздушного моста и собственной авиакомпанией уже осуществлялся в Калининградской области. И, несмотря на свою полную легальность, завершился полным крахом: компания «Калининградские авиалинии» благополучно обанкротилась, цены на направлении вернулись к прежнему дольготному уровню. И это логично. Россия – страна не очень богатых людей с не очень мобильной экономикой. Калининградцам незачем часто летать «на материк», россияне – те, что любят северные моря - предпочитают отечественному сервису Светлогорска Юрмалу и Палангу. Так, между прочим, сложилось с советских времен: мы с семьей отдыхали и в Юрмале, и в Паланге, и в Друскининкае, а про Светлогорск я даже не слышал.

Крымчане намного беднее калининградцев и, к тому же они – не россияне. Большинству жителей оккупированного полуострова просто незачем летать в Россию. Курортники в Крыму – даже если и появятся, то на пару месяцев, сезон на полуострове недолог. Что будет делать спецавиакомпания в остальное время? Правильно, «отмывать» госсубсидии вместе с чиновниками из Минтранса.

Ведь Россия – это не только всемирная автозаправка, притворяющаяся государством. Это еще и большая прачечная государственных денег, притворяющаяся экономикой. Не нужно думать, что министр транспорта России – сумасшедший и непрофессиональный, а я – такой умный, сел и все подсчитал. Нет, министр транспорта в сто раз умнее меня. И в тысячу раз богаче. И считает намного быстрее.

Поэтому уйдет с хлебной должности миллиардером, подсмеиваясь над крымскими нищебродами и незадачливыми московскими и новосибирскими курортничками, которых удастся заманить на территорию распила для отчетности. И, покупая очередную дачку во Франции или Испании – ну, на министра транспорта санкции-то не наложат – в очередной раз порадуется единому тарифу, авиакомпании Red Wings и прочими своими чудесными придумками.
И, умиротворенный, откроет бутылку хорошего шампанского, счастливо улыбнется французскому закату над Антибом и скажет себе, что у человека, способного разместить Крым дальше Сибири, всегда и всюду все будет хорошо.
http://kontrakty.ua/article/76533/

ЗЕлупа

Крым оказался дальше Сибири: парадокс единого тарифа

Российский министр транспорта Максим Соколов пообещал перевозить соотечественников, направляющихся на отдых в Крым, по единому проездному тарифу в обход украинских границ.


Идея министра проста: «Пассажиры могут прибывать на поездах в Анапу и далее на скоростных катамаранах в Керчь. Другие могут доезжать до железнодорожной станции Крымск, затем на автобусах до Керченской переправы в порт Кавказ и на пароме в Крым». И все это – по единому тарифу.
А теперь подсчитаем даже не тариф, а время. Итак, поезд до Анапы. Сегодня из Москвы он ходит не каждый день, нужно пересаживаться в Краснодаре – впрочем, к летнему сезону могут запустить и ежедневные поезда. Анапа – сама по себе курорт, добираться туда нужно около 40 часов из Москвы и примерно столько же времени из Санкт-Петербурга. Конечно, после 40-часового путешествия можно порадоваться и скоростному катамарану, но для того, чтобы попасть на него, нужно будет доехать до порта «Кавказ». Это еще около двух-двух с половиной часов. Затем – сама переправа. Она занимает не так много времени, но ведь нужно еще дождаться очереди на паром, что может быть проблемно в курортный сезон. Паром прибудет на окраину Керчи. От Керчи до Феодосии – около двух часов. Но это все еще восточный берег Крыма, большинство отдыхающих сосредотачивается на южном. От Керчи до Ялты – примерно 6 часов. Ну и, наконец, до Севастополя – около 7 часов. Таким образом, москвич, решившийся на использование единого тарифа, потратит на поездку до южного берега Крыма около 50 часов – это не считая ожидания стыковок. Это чуть меньше времени, которое обычно тратится от Москвы до... Новосибирска. И больше времени, которое нужно, чтобы добраться до Екатеринбурга, Тюмени или Омска.
С Крымском все может быть немного быстрее – от 23 до 30 часов на поезде, затем около 5 часов до порта «Кавказ». Дальше вы все уже знаете. В общем, путешествие займет около 35-42 часов, что почти равно путешествию до Екатеринбурга и чуть ближе Тюмени – уже прогресс. Вот, собственно, и вся транспортная схема. Напомню для особо любопытных, что я рассчитывал ее для Москвы, а в случае с тем же Екатеринбургом придется сложить время и тогда оно займет от 70 до 85 часов. Это только в одну сторону. Поэтому весь этот единый тариф – сплошное надувательство. Представьте себе на мгновение, что вы отправились отдыхать с детьми и тратите 100 часов на дорогу.
Поэтому остается самолет. Но и тут все не так просто. Во-первых, отнюдь не все россияне пользуются авиатранспортом – в Крым как раз в массе своей ездили привычные советские железнодорожные пассажиры. Во-вторых, цены на внутренние авиаперевозки в России довольно высоки, а Крым – это теперь внутренняя авиаперевозка. В-третьих, есть угроза санкций против авиакомпаний, которые будут летать в Крым в нарушение международных правил. Во всяком случае, эти авиакомпании могут лишиться бортов нарушителей. Конечно, можно выделить на крымское направление спецборта, которые не будут залетать за границу, но для компаний масштаба «Аэрофлота» такая логистика неприемлема. Поэтому Минтранс России решил выдумать специальную компанию для полетов в Крым и уже предложил компании Red Wings государственные субсидии для осуществления нелегальных перелетов.



В свое время подобный эксперимент с созданием воздушного моста и собственной авиакомпанией уже осуществлялся в Калининградской области. И, несмотря на свою полную легальность, завершился полным крахом: компания «Калининградские авиалинии» благополучно обанкротилась, цены на направлении вернулись к прежнему дольготному уровню. И это логично. Россия – страна не очень богатых людей с не очень мобильной экономикой. Калининградцам незачем часто летать «на материк», россияне – те, что любят северные моря - предпочитают отечественному сервису Светлогорска Юрмалу и Палангу. Так, между прочим, сложилось с советских времен: мы с семьей отдыхали и в Юрмале, и в Паланге, и в Друскининкае, а про Светлогорск я даже не слышал.
Крымчане намного беднее калининградцев и, к тому же они – не россияне. Большинству жителей оккупированного полуострова просто незачем летать в Россию. Курортники в Крыму – даже если и появятся, то на пару месяцев, сезон на полуострове недолог. Что будет делать спецавиакомпания в остальное время? Правильно, «отмывать» госсубсидии вместе с чиновниками из Минтранса.
Ведь Россия – это не только всемирная автозаправка, притворяющаяся государством. Это еще и большая прачечная государственных денег, притворяющаяся экономикой. Не нужно думать, что министр транспорта России – сумасшедший и непрофессиональный, а я – такой умный, сел и все подсчитал. Нет, министр транспорта в сто раз умнее меня. И в тысячу раз богаче. И считает намного быстрее.
Поэтому уйдет с хлебной должности миллиардером, подсмеиваясь над крымскими нищебродами и незадачливыми московскими и новосибирскими курортничками, которых удастся заманить на территорию распила для отчетности. И, покупая очередную дачку во Франции или Испании – ну, на министра транспорта санкции-то не наложат – в очередной раз порадуется единому тарифу, авиакомпании Red Wings и прочими своими чудесными придумками.
И, умиротворенный, откроет бутылку хорошего шампанского, счастливо улыбнется французскому закату над Антибом и скажет себе, что у человека, способного разместить Крым дальше Сибири, всегда и всюду все будет хорошо.
http://kontrakty.ua/article/76533/
ЗЕлупа

Россия на украинской ракетной "игле"

.Разрыв связей с Украиной станет для российского ВПК более серьезным ударом, чем любые западные санкции.
А на программе перевооружения армии просто можно будет поставить крест.
Может быть, страх потерять Украину, охвативший Владимира Путина после украинской "февральской революции" и заставивший его начать этот странный "украинский поход", не в последнюю очередь питался именно боязнью потерять главного партнера и поставщика российского ВПК?
И, если это предположение верно, то вполне логично ожидать, что в Крыму "поход" не закончится.Согласно Государственной программе вооружения на 2011-2020 годы (ГПВ-2020), на перевооружение вооруженных сил РФ планировалось израсходовать не менее 20 триллионов рублей.
Ключевые звенья этой программы: обновление стратегических ядерных сил (СЯС); строительство значительного количества надводных и подводных кораблей; коренная модернизация ВВС; и, наконец, перевооружение сухопутных войск новой бронетехникой.
Изначально рассчитывали, что все это удастся сделать силами исключительно своего ВПК (исключая разве лишь строительство вертолетоносцев типа "Мистраль"). Однако нереальность политики "опоры на собственные силы" стала очевидна практически сразу, и еще в декабре 2012 года группа экспертов общественного совета при Военно-промышленной комиссии правительства РФ представила доклад, из которого следовало, что создание в России полностью автономного ВПК невозможно в принципе. Одна из причин – перегруженность российских конструкторских бюро и предприятий.
"Наши КБ сейчас перегружены работой, – признал в декабре 2013 года вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий российский ВПК. – Мы даже не успеваем делать то, что заказывает Минобороны".
Однако есть еще более существенный момент: в ряде сфер – ракетно-космической, авиационной и кораблестроительной – зависимость от кооперации с Украиной поистине критична. Это прямо подтверждает резко возросшая нервозность того же Дмитрия Рогозина.
В последние дни он провел серию совещаний с руководством крупнейших российских военных концернов на предмет не столько того, как обойти возможные западные санкции, сколько как минимизировать последствия введения таких санкций со стороны самой Украины.
Выступая 26 июля 2012 года на совещании по выполнению госпрограммы вооружений в области стратегических ядерных сил (СЯС), Владимир Путин заявил, что к 2020 году доля современных вооружений должна составить в них не менее 75–80 процентов. Но на данный момент львиную долю российского ракетно-ядерного потенциала составляют системы, разработанные и произведенные еще в советское время.
Большую же часть боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) доставляют к цели ракеты-носители и "изделия", либо разработанные и выпущенные на предприятиях, находящихся на территории нынешней Украины, либо оснащенные системами управления и прицеливания, сделанными еще в Украинской ССР. "Украинский след" можно "зафиксировать" в более чем 51-52 процентах МБР наземного базирования, которые, в свою очередь, являются средствами доставки свыше 82-83 процентов боеголовок.
Речь идет, в частности, о системе, составляющей основу СЯС России наземного базирования, – о ракетных комплексах Р-36М УТТХ/Р-36М2 "Воевода", они же РС-20Б/РС-20В или, по классификации НАТО, SS-18 Mod.4/SS-18 Mod.5/Mod.6. Еще одно их распространенное наименование на Западе – Satan ("Сатана"). Система оснащена десятью разделяющимися боевыми блоками индивидуального наведения – 8,4-8,8 тонны "полезной" нагрузки, доставляемой к цели на расстояния до 11–16 тыс. км. Все эти модификации РС-20 (Р-36М) разработаны в советское время на Украине, в днепропетровском КБ "Южное".
Это же КБ, в соответствии с постановлением правительства СССР от 9 августа 1983 года, доработало ракету, чтобы она преодолевала перспективную американскую систему ПРО.
В теории, она преодолевает ее до сих пор. Система управления к этим комплексам была разработана на харьковском НПО "Электроприбор" (он же ранее ОКБ-692, п/я А-7160, КБ "Электроприборостроения"), крупнейшем в Советском Союзе разработчике и производителе систем управления ракет стратегического назначения, ракет-носителей космических аппаратов (легкого и среднего класса), систем управления космических аппаратов тяжелого класса. Ныне это харьковское ПАО "Хартрон".
Серийно ракеты производились в Советской Украине – на днепропетровском заводе "Южмаш". Именно эти ракеты по сей день составляют значительную часть – около 15 процентов – российских тяжелых МБР шахтного базирования, которые несут до 45 процентов "наземных" боеголовок. Самой "свежей" из этих систем уже не менее четверти века, и им уже неоднократно продлевали гарантийные сроки эксплуатации – но альтернативы этим системам пока нет. И это возможно только потому, что по сей день именно специалисты КБ "Южного" и завода "Южмаш" осуществляют гарантийный авторский надзор и анализ технического состояния российских ракет, участвуя в работах по продлению их сроков службы.
Запчасти для этих МБР также поставляет "Южмаш". Как недавно заявил бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин, "у нас есть межправительственное соглашение на сей счет".
Если же соглашение будет разорвано, то, как уверил тот же Есин, ничего страшного не произойдет – обеспечение гарантийного надзора возьмет на себя российская кооперация, которая занимается производством жидкостных ракет:
"Да, будут трудности, потому что документация находится в Украине, но тем не менее эта задача решаема". Но если ключевая документация по самой мощной российской ракетно-ядерной системе находится в руках специалистов с Украины, то вряд ли, прервав сотрудничество, удастся обойтись без серьезного ущерба для всего комплекса регламентного и гарантийного обслуживания этих ракет.
Правда, как утверждает экс-начальник 4-го ЦНИИ Министерства обороны РФ генерал-майор Владимир Василенко, стоящие ныне в шахтах "Воеводы" уже через несколько лет будут полностью заменены новыми ракетами того же класса. В частности, в печати можно найти информацию (см. уже упомянутое "Независимое военное обозрение") о том, что командование РВСН очень рассчитывает на завершение к 2018–2020 годам опытно-конструкторских работ по теме "Сармат" – новой тяжелой жидкостной МБР, которой и планируют заменить стоящие на боевом дежурстве МБР "Воевода".
Это, конечно, чудесно, но пока кто-то что-то где-то там разрабатывает, заменять "Воеводу/Сатану" нечем. Сделать это пытаются в течение последних двадцати лет, дабы избавиться от украинской зависимости, но пока безуспешно.
Видимо, без колоссального опыта и наработок днепропетровцев в этой сфере никак не обойтись.
Далее тот же "украинский" список пополнит еще и ракетный комплекс УР-100Н с шестью разделяющимися боевыми частями – по классификации НАТО SS-19 Stiletto /"Стилет".
Его система управления – разработка все того же харьковского "Хартрона" (шесть полетных заданий). Можно еще вспомнить, что тот же "Хартрон" разработал систему управления и для шахтной пусковой установки повышенной защищенности "ОС" – для ракет комплекса УР-100Н.
Помимо этого, "Хартрон" – разработчик систем управления уже космических ракет-носителей "Энергия", "Днепр", "Стрела, "Рокот", "Циклон-4", систем управления целого ряда космических аппаратов и спутников. Кстати, космические ракеты-носители "Зенит" Россия закупает у "Южмаша".
В список можно добавить и комплекс "Тополь-М" (ТР-2ПМ2) – система прицеливания для него разработана на киевском заводе "Арсенал". Российская программа ядерного перевооружения ныне "слегка" провисает: ракеты в шахтах стареют, а их срок эксплуатации продлевать до бесконечности невозможно. Твердотопливные РС-24 "Ярс" и особенно "Тополь-М" заменой "Сатане" не станут – они кардинально уступают своему предшественнику по количеству, мощности и максимальной дальности забрасываемого "груза". Потому сложно понять, как в деле создания новых тяжелых жидкостных МБР Россия сможет обойтись без днепропетровских ракетчиков.
В авиационной сфере зависимость от украинских производителей не менее существенна, особенно в части двигателей: на вертолетные двигатели запорожского объединения "Мотор Сич" завязана, по существу, вся российская программа вертолетостроения, в первую очередь военного. Летать на украинских двигателях российским вертолетам предстоит еще долго, поскольку все попытки создать и наладить серийное производство российских двигателей подобного класса и качества пока явно терпят фиаско.
Схожая ситуация и с газотурбинными двигателями николаевского госпредприятия НПК газотурбиностроения "Зоря" – "Машпроект".
Именно ими планировали оснастить надводные корабли российского ВМФ новых проектов…