gorlis_gorsky (gorlis_gorsky) wrote,
gorlis_gorsky
gorlis_gorsky

Categories:

Мы не людей отдали, а биомассу!

Юлия Кириенко:
"Вчера целый день слышала: "отдали 300 сепаров за всего 70 наших. Что за несправедливость???"
"Глупости!" - отвечу я.

Мы не людей отдали, а биомассу! Уркоганов и зеков чистой пробы!
Их даже переговорщики называют обменным материалом! Та забирайте хоть тысячу.
Зато на воле окажутся наши настоящие!
Окончательные цифры - это 233 на 73! Самый массовый обмен пленными за всю историю Ато.


А теперь по порядку.
Сейчас 00:58 уже 28 декабря. Ночь в Краматорске, где сплю после обмена, разрывают звуки вертушек. Борты, которые везли наших освобождённых в Харьков, возвращаются в место дислокации. Это был самый долгий день для нас! Для них! Для всех участников. И самая тяжелая и бессонная ночь перед обменом! Сверяли списки, комплектовали партии обменного материала, свозивших их из СИЗО Харькова, Одессы, Славянска, Бахмута. На утро дня обмена их насобирали и укомплектовали в 7 комфортабельных автобусов.


Точка сбора - Логистический центр. Пункт обмена - КПВВ Майорск. Время - 12.00.
И первая троица из 306 ранее готовых выехать в ОРДЛО, "даёт заднюю".

"Не поеду в ОРДЛО! Мне там делать нечего! Я с Николаева. Туда попал по глупости!" - говорит 23-х летний Игорь Киналь.
- Что делал в ДНР?
- Я не буду отвечать на этот вопрос
- Воевал?
- Воздержусь от ответа!
- Хочешь в Украине остаться даже не смотря на то, что тебе 8 лет присудили?
- Лучше здесь в тюрьме, чем туда!

Таких отказников к концу обмена - 15 или даже 20.
Плюс ещё 43, которые пообещав на обмен, не приехали. Они отбыли своё наказание, полученное в украинских судах на украинской территории и имели законное право не прибыть на обмен.


Из-за них затягивается процесс. Никак не могут сверить списки.
Должны туда отдать не меньше трёх сотен! Иначе выдадут меньше наших!
То, что должно было начаться в полдень, переноситься!


13.30. Машина переговорщиков приезжает из Горловки. Готовность 100 процентов. Договорились.
14.00. НАЧАЛОСЬ! Три автобуса заезжают на логистический центр. В них -16 наших ребят, которые впервые за длительные месяцы ступают на свободную землю! Они прибыли в сопровождении пропагандисткой прессы. Псевдожурналисты даже с автобуса выйти боятся. Потом смелеют, прячутся в палатку, где сверяет списки тех, кого хотят забрать в ОРДЛО.

С ними приехал представитель так называемой народной милиции "ЛНР" Марочко.
Тот самый, который в ежедневных отчетах рассказывает, как тысячи снарядов выпускает по Луганской земле Украина! Мелкий шкет в болотной форме с важным видом отсчитывает своих. Те с челноками бегут в автобус. Первыми меняемся с так называемой ЛНР.


На воле наши ультрас ФК "Зоря". Они публично жгли флаг ЛНР за что и были задержаны. "Хочу борща, - говорит Влад, - за ним скучал!
Их приветствует Президент! По телефону! Это приятно. Может, слегка пафосно!
Но вот Путин, например, своих же не приветствует!


Теперь в автобус садимся и мы. Едем на "ноль", забирать наших с тюрем Донецка. Должны меняется в серой зоне. Но вдруг Майорск остаётся далеко позади. И мы попадаем на территорию, где закончились украинские флаги. На блоках стоят молодые парни.
-Не снимать! Камеры вниз. Иначе не пущу автобус!!!
Дальше - стелла Горловка. Мы на временно оккупированной земле! Я три года в зоне АТО и впервые по ту сторону! Автобусы тормозят на разрушенной АЗС. Напротив-автозаки. В них везли наших ребят на обмен. Пока мы отправляли сепаров на комфортных автобусах, наши ехали в этих консервных банках. Но все это уже позади.

Журналисты выкрикивают фамилии! Будто каждый ищет своих!
-"Братья Кононенко тут? "
- Да! Оба!
- Ура! От Борис Дончанин (Борис Овчаров) привет! Он ждёт в Борисполе!
Кириченко, Олейник, Кодьман, Калина. Профессор Козловский! Бойцы 57 бригады, 43 бата теробороны . Некоторые по 2-3 года в плену.
Морозов, Ляс - в плену ещё со времён Донецкого аэропорта.
Герасименко и Лазаренко - бойцы батальйона Кривбасс. Оказались в руках врага ещё в Дебальцево.


Пока мы сверяем списки, между нами шастает российская пресса! Подслушивает разговоры, вмешивается в них комментариями.
Но интерес мы вызываем не только у них. Поговорить наедине не получается.
- У тебя уши! - говорит освобожденный Женя Кононенко.
- В смысле? Где? ... я совсем такого не ожидала.
- За спиной! Я оборачиваюсь, а там будто замотанный в хиджабе мужик. Аж отпрянул, так резко я повернулась. Отошёл.
"Это МГБ! Говори потише", - рекомендует Женя.

По очереди наши ребята грузятся в автобус. Теперь они точно чувствуют себя в безопасности.
Сначала тихо, потом громче и по нарастающей ребята кричат "Слава Україні! " Горлівка - це Україна!"
Все громче звучат и аж луна катится по "зеленке" на временно оккупированной земле.
Появляются украинские флаги. В них завернуты журналисты, которых привезли с собой переговорщики!
Буквально на минуты Горловка и вправду превращается снова в украинскую землю!


А ребята еще час назад они до конца не верили, что окажутся дома! У каждого из них несколько раз срывался обмен! Но, как только они услышали украинский язык, поняли - все кончено! Впереди ещё сотни километров.
Но в этот раз дорога будет приятной. Потому что она, наконец-то, домой.
Прежде, чем они обнимут родных, их поприветствует Президент.
Он специально лично прибыл в зону АТО и встретил ребят в Часовом Яру.
Откуда на вертолетах они полетели в Харьков, потом в Киев.


Мы не отдали за них россиянина Мефедова, который фигурирует в деле 2 мая в Одессе.
Тот отказался ехать.
Завернул назад, увидев Горловку, даже экс-мэр Торецка Слепцов. Пособник террористов.
Он спрятался в автобусе с журналистами и вернулся на Логистический центр.
Также не отдали мы русского солдата Агеева, которого наши взяли летом этого года на Луганщине.
Всех этих людей просили ОРДЛО.


А на нашу территорию отказалась ехать только одна женщина. Сказала, что у неё семья в Донецке и хочет быть с ней. Своё наказание в тюрьме "ДНР" она уже отсидела.

Юлия Кириенко
Фонд "Вернись живым"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments