gorlis_gorsky (gorlis_gorsky) wrote,
gorlis_gorsky
gorlis_gorsky

Россия без Украины — это “Титан” без титана, — российский журналист о деградации ВПК РФ

Оригинал взят у grzegorz_b
Originally posted by ugroza_77

Без Украинцев денегераты-кацапы ничего не могут, ггг. Кроме петуха из говна.
Их ВПК просто стоит!
Криворукие кацапы )))
Для вооруженных сил Российской Федерации и оборонной промышленности разрыв связей с Украиной и санкции западных стран оказались трагедией. Такой вывод на основе данных делает журналист “Радио Свобода” Владимир Воронов.

Журналист напомнил, что призывы к полному переходу на российские материалы и комплектующие при производстве военной продукции доносятся из Кремля еще с ельцинских времен. Но особо остро проблема встала после аннексии Крыма и агрессии на востоке Украины, после чего отношения Киева и Москвы ухудшились. Это сильно повлияло на работу российского военно-промышленного комплекса.

Но по мере осознания всей глубины и тяжести проблемы заметно менялась и тональность речей первого лица российского государства. Уже в апреле 2015 года на заседании Военно-промышленной комиссии Владимир Путин признал, что “замещение импортных поставок в оборонной промышленности – это серьезный вызов”.

Самой острой и даже критичной оказалась зависимость российского ВПК от украинских предприятий в сферах ракетно-космической, авиационной и кораблестроительной.

Cистема прицеливания для ракетного стратегического комплекса «Тополь-М» разработана на киевском заводе «Арсенал»

Cистема прицеливания для ракетного стратегического комплекса «Тополь-М» разработана на киевском заводе «Арсенал»


“Напомню, что “украинское происхождение” имеет ракетный комплекс РС-20 (Р-36М, он же по натовской классификации SS-18 “Сатана”), разработанный в днепропетровском КБ “Южное” и производившийся в том же Днепропетровске – на “Южмаше”. Системы управления к нему разработаны на харьковском НПО “Электроприбор” (ныне ПАО “Хартрон”). Тот же “Хартрон” – разработчик и поставщик систем управления межконтинентальной баллистической ракеты УР-100Н и ее же шахтной установки, систем управления космических ракет “Энергия”, “Днепр”, “Стрела”, “Рокот, “Циклон”, “Циклон-4”, разгонного блока “Бриз-КМ”, целого ряда других космических аппаратов и спутников. Ракеты-носители “Зенит” для российской космической отрасли вообще производил лишь “Южмаш”. Еще в этот “ракетный список” можно добавить, что система прицеливания для ракетного стратегического комплекса “Тополь-М” разработана на киевском заводе “Арсенал”. Российские военные судостроители оказались в поистине критической зависимости от николаевского научно-производственного комплекса газотурбостроения “Зоря” – “Машпроект”: это один из трех мировых монополистов по производству корабельных газотурбинных двигателей, в первую очередь для военных кораблей. Именно под николаевские газотурбинные движки было спроектировано несколько серий советских боевых кораблей (например, большие противолодочные корабли проектов 61, 1135 и 1135М, 1134-Б, 1155 и 1155.1, ракетные крейсера проекта 1164, эсминцы проектов 956, сторожевики проектов 11540, 11661), многие из которых и поныне находятся в составе флота. Под ГТД производства “Зоря” – “Машпроект” были спроектированы и серии кораблей уже для российского ВМФ: сторожевики проекта 11356, фрегаты проекта 22350. Под них же первоначально спроектированы и перспективные многоцелевые эсминцы проекта 21956..”, — пишет Воронов.

D373E7B4-32A6-4CD2-B18E-37A37BA2D06F_w640_s

«Мотор Сич» производит двигатели для Ан-30

Журналист также напомнил, О зависимости российских производителей военной авиации.

“В авиационной сфере основной головной болью российского ВПК также были украинские движки – вертолетные двигатели ТВ3-117, ВК-2500 и Д-136 различных модификаций, которыми оснащаются боевые, военно-транспортные, транспортные и гражданские вертолеты Ми-8/Ми-14/Ми-17/Ми-171, Ми-24/Ми-35, Ми-26, Ми-28, Ка-50/Ка-52, Ка-27, Ка-29, Ка-31, Ка-32. Основной их производитель – запорожский концерн “Мотор Сич”. Помимо этого, именно все тот же “Мотор Сич” производит двигатели для целой когорты самолетов, состоящих на вооружении российских ВВС: самолетов радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы Ил-18/Ил-20, противолодочных Ил-38, военно-транспортных Ан-8, Ан-12, Ан-24, Ан-26, Ан-32, Ан-72, Ан-124, самолетов-амфибий Бе-200 и Бе-12, самолета аэрофоторазведки Ан-30. Также двигателями от “Мотор Сич” оснащены “летающие парты” российских ВВС: старая – учебно-тренировочный самолет еще чехословацкого производства L-39 Albatros, и Як-130, который должен заменить “Альбатрос”. А если еще учесть гражданские “борты”, в этот список добавятся Ан-74, Ан-140, Ан-148, Як-40 и Як-42.

Это не считая такой “мелочи”, что именно “Мотор Сич” – основной производитель разного рода авиационных вспомогательных двигателей: для подачи воздуха, питания электроэнергией бортовой сети, обогрева салонов, запуска основных двигателей. Не все так просто оказалось и в сфере авиационных вооружений: именно киевский завод “Арсенал” производил инфракрасные (тепловые) головки самонаведения (ГСН) для российских ракет ближнего боя класса “воздух-воздух” Р-73, которые являются штатным боеприпасом основных российских боевых самолетов: МиГ-29, Су-27, МиГ-31, Су-30, Су-34, Су-25 и др.

В уже упомянутом выше докладе Юрий Борисов сообщил, что за первое полугодие 2015 года было замещено комплектующих изделий украинского производства в 57 образцах из 102 запланированных. Всего же, по словам вице-премьера и председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Дмитрия Рогозина, предстоит заместить 186 образцов вооружения и спецтехники из Украины, а это около 1 тысячи различных позиций. Самыми сложными для замещения, по его словам, являются “газогенераторы, силовые машины для ряда кораблей, а также авиационные двигатели для вертолетов и самолетов”, — заметил журналист.

58CCC243-8A37-43D3-A8A0-54326617C391_w640_r1_s
Комплекс аппаратуры управления К-10 «Шквал» производится на Киевском заводе автоматики

Проблемы из-за прекращения поставок украинских комплектующих начались практически сразу. Некоторые из них на слуху. Так, уже в марте 2014 года киевский “Арсенал” прекратил поставки в Россию ГСН для ракет Р-73 и к началу 2015 года их запасы у производителя, по данным СМИ, были практически исчерпаны. В марте 2015 года был сорван намеченный запуск с космодрома Плесецк ракеты-носителя “Рокот” с тремя спутниками “Гонец-М” системы связи “Гонец”. Формально запуск отменили по “техническим причинам”, но в прессу тогда просочились данные, что проблема возникла из-за запрета украинских властей на поставки комплектующих для “Бриз-КМ” – разгонного блока ракетоносителя: системы управления этим блоком производит харьковский “Хартрон”. Более того, поскольку заменить украинские комплектующие нечем, Россия вообще может отказаться и от самой ракеты “Рокот”, хотя эти ракеты относительно дешевы и считаются надежными.

Проблемы из-за комплектующих украинского производства возникли и при производстве торпед. Завод “Дагдизель”, один из ведущих производителей торпед для подводных лодок, даже оказался на грани банкротства именно из-за потери кооперации с украинской промышленностью. В феврале 2015 года вице-премьер Дмитрий Рогозин потребовал от руководства завода до конца года устранить отставание в поставках комплектующих для торпед, возникшее как раз из-за разрыва связей с Украиной. Приказать, конечно, легко, но пресловутые комплектующие, блок приборов управления (БПУ), производит НПО “Киевский завод автоматики им. Г.И. Петровского”, и его просто так, по приказу, не заменишь. Кстати, задачу замены украинских БПУ российскими ставили еще в начале 2000-х годов перед старейшим отечественным разработчиком морских вооружений ЦНИИ “Гидроприбор” (ныне это ОАО “Концерн “Морское подводное оружие – Гидроприбор”). Но сейчас вдруг выяснилось, что задача так и не решена. Если же зайти на сайт Киевского завода автоматики, то можно узнать, что он производил много чего важного для российских систем морского вооружения. Например, комплекс аппаратуры управления К-10 “Шквал”, по всей видимости, для одноименной “скоростной подводной кавитирующей ракеты”. Там же делают комплексы аппаратуры управления и приборы курса для целого ряда торпед – противолодочных, противокорабельных и универсальных, автопилоты для авиационных противолодочных ракет, рулевые машинки (тоже для торпед).

Но, едва ли не самое “пикантное”, что Россия полностью зависима от Украины по… титану. Все 100% титановой руды Россия получает именно из Украины! Это очень странно: на территории России имеются огромные месторождения титана, но, как оказалось, они не разрабатываются, да и вообще, как сообщают специализированные источники и издания, “в настоящее время в России полностью отсутствует собственная эксплуатируемая сырьевая база титанового сырья. Все действующие сырьевые объекты бывшего СССР остались на Украине”.

Без винта

Столь же критично положение с вертолетными двигателями. Еще в декабре 2014 года заместитель министра обороны Юрий Борисов винтервью “Известиям” признал, что поставки двигателей с Украины – одна из самых больших проблем, и “чтобы уйти от зависимости, нам пришлось ускориться, удвоить или утроить объемы производства двигателей”. Однако из выступления председателя совета директоров Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК), председателя совета директоров ОАО “Вертолеты России” и первого заместителя гендиректора госкорпорации “Ростех” Владимира Артякова следовало, что ни о каком удвоении или утроении речи и близко нет. Год назад на вопрос, как решается проблема с замещением продукции “Мотор Сич”, Артяков ответил, что на ОАО “Климов” запущено производство двигателей ВК-2500 для вертолетов “Миль” и “Камов”, но пока это производство еще лишь “опытно-конструкторское”. Что в переводе на обычный язык означало: это не серийное производство, а кустарная сборка. Что подтвердила и следующая фраза Артякова: “Сейчас стоит задача увеличения серийности производства с 50 двигателей в 2014 году до 350 двигателей к 2017 году”. При том, что еще в феврале 2014 года глава корпорации “Ростех” Сергей Чемезов определил потребность в вертолетных двигателях с Украины в 250-270 единиц в год. А всего российским вертолетам к 2020 году потребуется, по всей видимости, не менее 5000 таких двигателей.

Единый день провала

Как показала видеоконференция 16 июля 2015 года в единый день военной приемки военной продукции, сроки поставки этой самой продукции постоянно срываются. Как сообщил в тот день замминистра обороны Юрий Борисов, калининградский судостроительный завод “Янтарь” сорвал в 2014 году сроки поставки первого в серии сторожевого корабля проекта 11356 “Адмирал Григорович”. График сдачи корабля скорректировали, перенесли на полгода, но он вновь был сорван. Из других новостей того же дня: Таганрогский авиационный научно-технический комплекс имени Бериева в установленные сроки не поставил самолет-амфибию Бе-200ЧС, затем сорвал и срок по так называемому догоночному графику, “под угрозой срыва находится и второй самолет программы 2015 года”.

6EEBE644-B74D-446B-8527-83AF867893E4_w640_s
Ту-160 во время парада 9 мая 2015 г. Выпуск многопозиционных пусковых устройств к нему затягивается.

Также замминистра обороны доложил Верховному главнокомандующему, что “Всероссийским НИИ радиоаппаратуры не поставлены восемь станций адресного радиовизирования и передачи команд управления “Игла”. Прогнозируется срыв поставки в 2015 году еще шести аналогичных станций”. Этим же предприятием “более чем на год сорваны сроки разработки системы вторичной локации для авиационного комплекса радиолокационного дозора и наблюдения ОКР “Премьер”. Этим список провалов не исчерпывался. АО “Технодинамика” не поставила три многопозиционных пусковых устройства для стратегического бомбардировщика Ту-160, а поставка же других “шести программ 2015 года находится под угрозой срыва”. Кировский завод “Маяк” не поставил 326 управляемых ракет “Вихрь-1” (в разработке еще с 1990 года, предназначены для противотанкового ракетного комплекса “Вихрь”, которым планировалось оснастить вертолеты Ка-50 и штурмовики Су-25ТМ. Сейчас им должны оснащать вертолеты Ка-52). “Изготовленная матчасть, – констатировал Юрий Борисов, – испытаний не выдержала, характеристики не подтверждены. Догоночные графики предприятия сорваны”. Аналогичная ситуация и по поставкам этих же ракет “Вихрь-1” концерном “Калашников”: “Не поставлено 1972 управляемые ракеты”. http://kremlin.ru/events/president/news/50005 Первую партию ракет “Вихрь-1” концерн “Калашников” сумел передать Министерству обороны лишь в октябре 2015 года.

Также были сорваны на год-два сроки выполнения опытно-конструкторских работ “по направлению создания и развития автоматизированных средств управления и связи Вооруженных сил”, под угрозой срыва поставки Воронежским авиазаводом двух из четырех запланированных самолетов Ан-148-100Е: “причина – отказ поставки основных стоек шасси украинским поставщиком”. Амурский судостроительный завод с отставанием от графика ведет постройку корвета проекта 20380 “Совершенный”, “вызывает опасение незавершение судостроительным заводом “Северная верфь” в установленные сроки испытаний систем головного фрегата проекта 22350 “Адмирал Советского Союза Горшков”.

“Деньги съели, а результатов ноль!”

Но еще более впечатляющими оказались подробности заседания Морской коллегии при правительстве РФ, прошедшей под председательством вице-премьера Дмитрия Рогозина в июле 2015 года. Если вкратце, Морская коллегия констатировала, что доля иностранных комплектующих в судовых машинах и приборах составляет 95%, а все миллиарды, вложенные в импортозамещение для кораблестроения, потрачены впустую. Как оказалось, изготовлением приборов (под термином “приборы” надо понимать широкий спектр изделий, включая комплектующие для систем морских вооружений) для корабелов России сейчас занимаются всего лишь шесть предприятий: концерны “Моринформсистема-Агат”, “Гранит-электрон”, “Океанприбор”, ЦНИИ “Электроприбор”, компания “Транзас” и НПО “Аврора”. Но вся элементная база в этих приборах, т. е. узлы и компоненты этих изделий, полностью иностранная. Выступивший на Морской коллегии главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков буквально взорвал заседание своим заявлением, что в сфере судового машино- и приборостроения идея импортозамещения полностью провалена. По версии адмирала, у военных заказчиков (а также и у гражданских судовладельцев) огромное количество претензий абсолютно ко всем энергетическим установкам отечественного производства, как дизельным, так и газотурбинным. К тому же, как оказалось, на всех трех российских производствах, где выпускают корабельные двигатели, все по-прежнему находится в сильнейшей зависимости от импортных поставок. Вообще выступление главкома ВМФ стоит того, чтобы процитировать его обильно:

6BE73578-D6D1-491C-B151-2FFD94AEFF7F_w640_s
Главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков

“Вы посмотрите, что происходит! Военно-морской флот заказывает энергетическую установку, проводит НИРы, ОКРы, НИОКРы, то есть тратит деньги государственные. Пограничники морские тратят деньги. Рыбаки тратят деньги. Гражданское судоходство, морское тратит деньги. Речники тратят деньги. Можно бесконечно перечислять. От “Газпрома” и до частных компаний ­– все тратят деньги на одно и то же. Так вот, сегодня в России всего три предприятия, которые делают эти установки. Это Коломенский завод. Это Уральский дизель-моторный завод, который делает так, что крышки двигателей через два месяца просто-напросто морская вода разъедает. И это завод “Звезда”, наш любимый. Двигатель-то новый у них – действительно их разработки, а изготовление чье? Опять импортное! Я вчера с ними общался. А металл, говорю, из которого сделан двигатель, у нас в России способны сделать? А корпус и составные детали? Нет! Растеряли все технологии! Электрооборудование? Нет! Задаю вопрос: турбонагнетающие установки для двигателя кто делает? Австрия, Швейцария, Швеция и так далее! Вы понимаете, что все здесь сидящие люди тратят государственные деньги, а на выходе-то ничего нет!” – констатировал главком ВМФ России.

Примерно в том же духе была выдержана и речь вице-премьера РФ: “Если мы начнем анализировать, куда были потрачены миллиарды рублей, то выяснится, что, в принципе, сегодня должно было быть уже все изобретено и давно иметься в демонстрационных образцах. Вот только на самом деле ничего нет. На бумаге все есть, а когда спрашиваешь о результатах, говорят: “Это просто назвали НИРом, а на самом деле это была форма поддержки нашего научно-исследовательского института”. То есть деньги съели, а результатов ноль…” – возмущался Рогозин.

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments